Подписаться! Лента новостей Экожизнь

Люди вне цивилизации

Мать и сын всю жизнь прожили в глуши среди песчаника и лесов.
0 комментариев dengi.onliner.by
Продолжение темы:

Есть такие люди, которых знают только потому, что они не такие, как все. Так и с Виктором Карловским: любая старушка в окрестностях может подробно объяснить, где его найти. Хотя адреса у него давно нет. И от поселка название осталось только в истории. А его жители — одна семья: сын с пожилой матерью.

Единственное подворье и поселком-то сложно назвать, находится оно в лесу. Только табличка №4 на избушке напоминает о том, что когда-то здесь проходила улица и по соседству были №3, №2, а возможно, даже №5!

1

2

3

4

5

Рядом ни одного электрического столба. Тем необычнее выглядит высокая антенна над крышей. Хозяин приспособился и радио слушать, и НТВ смотреть, и даже DVD-проигрыватель к раритетному телевизору подключил. Питается все это от автомобильного аккумулятора.

6

7

8

К лесному домику подъезжает машина, сигналит. Хозяин идет встречать очередных гостей:

— Это Немчик, что-то уже с машиной случилось.

Пока не выпадет снег, к домику Карловских часто подъезжает транспорт. Виктор Владимирович прослыл хорошим механиком. Вот и едут к нему те, кому в автосервис добираться неохота. Еще и потому, что мастер за свою работу практически не берет денег. Только от бензина в благодарность не отказывается. У самого во дворе «Запорожец» и мотоцикл. Но пользуется нечасто, когда мать нужно куда-то свозить. Виктор — мастер-самоучка, даже в школу не ходил. А элементарным вещам и без образования научился: свободно считает, читает газеты, журналы, книги.

9

10

Зимой сюда не может доехать ни одна машина. И Виктор Владимирович не выезжает. Добирается до ближайшего населенного пункта пешком — полтора километра напрямик. Ходит туда в основном за хлебом, когда приезжает автолавка. В Гомеле тоже иногда бывает. Этим летом ездил в большой город три раза, за автозапчастями. Заодно DVD прикупил.

11

12

13

14

Гармошки в мастерской тоже сделаны руками хозяина. Раньше увлекался этим ремеслом, в последнее время все реже берется за него. Тут же большой верстак, на нем отец Виктора при жизни делал оконные и дверные рамы. Виктор Владимирович говорит, сделали столько, что, если положить все в ряд, дорогу до Гомеля можно выстелить. Рамы продавали по 2 рубля 50 копеек за штуку, на это и существовала семья. Верстак давно простаивает без дела.

15

16

17

нают Виктора Владимировича и как хорошего пчеловода. Во дворе у него около 50 ульев. Хотя не все заняты: некоторые пчелиные семьи не перенесли зиму. Местные из ближайших деревень хвалят мед у Карловских за вкус и натуральность, сейчас такой редкость.

18

19

20

21

22

23

24

25

Кормят семью в основном огород да куры. Последние разве что яйца несут, на мясо зарезать рука не поднимается.

— Посадила курицу цыплят вывести, так одни петухи повыводились. Я же не могу их забить, что с ними делать? — вздыхает Софья Семеновна, мать Виктора.

И сын жалеет птицу:

— Я такой работой не занимаюсь. По мне так все будут жить.

26

27

28

29

Газа здесь нет, готовят по старинке — в печке. Ею же и грубкой отапливают дом. Дров Виктор заготовил на всю зиму, навозил "Запорожцем".

30

31

32

На стене висит рыболовная сеть, иногда Виктор ходит "в канаву с топтухой". В сезон — за грибами и ягодами. Говорит, в последние годы их почему-то стало намного меньше.

33

34

Софье Семеновне 84 года, но пенсию ей не приносят. Не потому, что почтальонам далеко добираться до единственной пенсионерки условного поселка.

— Документов нет подтвердить, что мы работали, поэтому и не платят. Говорят, не заработали на пенсию. А мы ж работали не меньше других. По вольному найму. Тоже нелегко было. Бывало, попадется такой хозяин — кожу сдерет за день работы. За два пуда бульбы. Раньше налоги подойные платить нужно было. А с чего платить? Драли кожу из-за него. До 83 года так было. Теперь нас никто не трогает и не платят ничего — так и живи себе.

35

36

37

Сам поселок был основан в 1920-м. По переписи населения 1959 года тут проживали 38 человек. Но вот уже больше 20 лет здесь живут только Карловские. С самого рождения. Возраст пожилой женщины почти такой же, как и поселка.

Все остальные — кто где, говорит Софья Семеновна. Немало жителей было расстреляно во время войны. Мать и сына судьба пожалела. Некоторым другим — родственникам и соседям — не так повезло. Их деда Василя репрессировали, сослали, до сих пор не знают, где он.

— А те люди, что поперебирались отсюда, это не от хорошей жизни. На работу было неудобно добираться. Земля здесь песчаная, кругом лесом обсадили — и все. Зимой дороги нет, а летом другая беда — комары, оводы.

— А вы с сыном не хотели бы переехать поближе к людям? Или здесь больше нравится?

— Мне здесь не нравится. Взяли бы таких людей, как мы, в одном месте собрали бы — и жили бы так. Из сельсовета приезжали насчет пенсии, так я спрашивала: может, еще где-то есть люди, как мы? Женщина рассказывала, что еще много таких. А бывший председатель сельсовета говорил нам: "Выселю в Туровский район". Наверное, там они и живут.

— Родственники у вас есть?

— Есть у меня племянницы, да разве я им нужна? В Гомеле живут. Приезжают редко, раз в год…

38

39

У Виктора другие взгляды на место жительства:

— Мне, наоборот, лучше тут. Тишина, природа. Да и пчел в деревню не перевезешь, стоит соседу раз пожаловаться — и все.

Софья Семеновна добавляет:

— В деревне опасно, задушат еще.

— Некоторые в лесу побоялись бы жить….

— Да нет, тут даже волки не водятся. Страшно им тут в темноте ходить.

— В больницу добираться же, наверное, неудобно?

— А я еще не был там. Да и кто нас будет лечить? Принимают-то подряд, а лечат не всех.

Виктор и холода не боится. На улице плюс 10, а он во фланелевой рубашке.

40

41

42

Непривычно тихо в деревенском дворе без собачьего лая.

— Был Супрун, да погиб. Другого не берем. Вот сами умрем, с кем останется этот собачка? Один будет бегать…

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

Ранее по теме:

Комментарии читателей: