Подписаться! Лента новостей Климат COP-18

Климатические переговоры открылись в нефтяной столице

Сегодня в Дохе открывается СОР18 – 18-ая Конференция сторон конвенции ООН об изменении климата и 8-е Совещание Сторон Киотского протокола.
0 комментариев

В рамках последней перед завершением первого периода обязательств Киотского протокола переговорной сессии делегаты должны окончательно прояснить и юридически закрепить дальнейший режим функционирования протокола в рамках второго периода обязательств, продвинуться в деятельности, направленной на разработку нового всеобъемлющего климатического соглашения, а также попытаться все же обеспечить финансирование для весьма небогатого Зеленого климатического фонда.

Однако следует ли надеяться на успех, или же проведение климатических переговоров в стране ОПЕК, лидере по выбросам парниковых газов на душу населения действительно стоит считать плохой приметой?

Kyoto-2 is coming

Напомним, что уже 31 декабря этого года заканчивается первый период обязательств Киотского протокола – и ввиду того, что замены ему, как международному соглашению, призванному регулировать и интенсифицировать общемировую деятельность по противодействию изменению климата, всё ещё нет, год назад на предыдущей Конференции Сторон в Дурбане было принято решение о втором периоде обязательств протокола.

В Дохе должна быть принято дополнение к протоколу, содержащее численные обязательства сторон по сокращению выбросов (черновой вариант этого документа уже подготовлен), окончательно решен вопрос о возможном переносе неиспользованных в первом периоде квот (этот вопрос особенно важен для Украины и России – стран, владеющих наибольшим количеством неиспользованных квот), а также должно быть обеспечено функционирование Киото-2 с 1 января 2013 года – не дожидаясь полной ратификации поправки к протоколу, закрепляющей решение перечисленных вопросов.

Многие скептики отмечают, что второй период Киото покроет не более 15% мировых выбросов, и от участия в нем отказались такие страны, как Япония, Канада, Россия. Однако стоит обратить внимание, что характер этого соглашения изменился: по мнению эксперта WWF России Алексея Кокорина, «теперь Киотский протокол – промежуточный вспомогательный инструмент, который может работать в период подготовки нового глобального соглашения. Если страны не участвуют в Киотском протоколе, но имеют сильные национальные цели по снижению выбросов, то с глобальной точки зрения этого достаточно».

К слову, это можно так или иначе отнести к перечисленным выше странам – за исключением России. Бессмысленность российского отказа от участия в Киото-2 отмечают не только наблюдатели от общественных организаций, но и такие сильные лоббисты, как Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) и объединение «Деловая Россия». Отказ России от участия в Киото-2 приведет к потере около 150 проектов совместного осуществления – таков основной аргумент российского бизнеса, успевшего ощутить экономическую выгоду от участия в международных киотских механизмах. Тот факт, что премьер России все-таки поручил проработать еще раз вопрос о позиции относительно второго периода обязательств, все же создает интригу на переговорах, несмотря на то, что делегация говорит о практически нулевых шансах на столь резкую смену позиции России.

Беларусь, в отличие от своего восточного соседа, собирается участвовать в Киото-2 и всерьез рассчитывает на открывающуюся возможность использования экономических механизмов протокола. По официальному сообщению МИД Беларуси, конкретизация ответственности по снижению выбросов парниковых газов, а также согласование длительности второго периода обязательств являются вопросами, непосредственно затрагивающими интересы страны: «...в первую очередь, в вопросах развития экономики и повышения ее конкурентоспособности при одновременной минимизации воздействия на окружающую среду». Подобные формулировки, к сожалению, указывают на то, что участие Беларуси в Киотском протоколе по-прежнему воспринимается нашим государством в основном как возможность получить экономические выгоды, тогда как непосредственно природоохранная составляющая – противодействие изменению климата – даже идеологически имеет оттенок дополнительности. То, что ситуация выглядит именно таким образом, подтверждается и обязательствами, которые традиционно не высоки: снижение выбросов к 2020 году на 8% по отношению к базовому 1990 году.

Равная, но дифференцированная ответственность

Ожидается, что в Дохе одним из основных вопросов (и, очевидно, камнем преткновения) станет обсуждение применения при разработке нового соглашения закрепленного в конвенции принципа равной, но дифференцированной ответственности. Пока в Дурбанской платформе, созданной специально для интенсификации действий по разработке нового соглашения, принцип «равенства» обсуждался лишь в общих чертах.

До сих пор ответственность по обязательному снижению выбросов парниковых газов, а также финансированию климатических активностей в так называемых «развивающихся странах» лежала на развитых странах, список которых был закреплен Приложением 1 РКИК ООН. Однако на сегодняшний день именно развивающиеся страны являются мировыми лидерами по выбросам ПГ – бурно растущие экономики Китая и Индии обогнали прежних лидеров из числа развитых стран. В этих условиях становится очевидно неприемлемым сохранение статуса кво с отсутствием закрепленной где-либо ответственности развивающихся стран по снижению выбросов – причем, такой позиции придерживаются не только развитые северные страны, но и наиболее уязвимые к изменению климата малые островные государства и группа наименее развитых стран.

По мнению эксперта WWF России Алексея Кокорина, «в идеале в Дохе могло бы быть принято решение, говорящее, в частности, что все страны принимают обязательства по снижению (ограничению) выбросов в едином формате, кроме наименее развитых стран. Но шансы на его принятие невелики, так как многие развивающиеся страны, а не только наименее развитые, хотели бы оговорить для себя послабления и условия принятия обязательств». Крайне тяжелым переговорным вопросом станет выстраивание системы «сдержек и противовесов», которая устроила бы все страны, включая Китай и Индию, стремящихся вернуться к Балийскому плану действий, четко разграничивающему ответственность развитых и развивающихся стран, и тем самым отказаться от взятия на себя каких-либо обязательств. Маловероятно, что переговоры в Дохе совершат прорыв в этом вопросе – скорее нас ждет лишь обсуждение проблемного вопроса.

Дополнительным фактором здесь выступает давно назревшая дискуссия по вопросу актуальности деления стран на Приложение 1 и не Приложение 1 (напомним, в Приложение 1 входят развитые страны и страны с переходной экономикой, соответственно, все остальные – развивающиеся страны – в него не входят). Списки Приложения были закреплены конвенцией 20 лет назад – и за это время социально-экономическая ситуация во многих странах изменилась: так, к примеру, Сингапур и Кувейт все еще числятся развивающимися странами, тогда как уровень их экономического развития намного выше, чем у многих стран с переходной экономикой, входящих в Приложение 1.

На СОР18 в Дохе будет продолжено рассмотрении предложенной Россией поправки, направленной на разрешение описанного выше противоречия: Россия предлагает делить страны на развитые и развивающиеся согласно реальному положению дел в их экономиках, причем о своем актуальном статусе страны должны сообщать самостоятельно и добровольно. Однако даже такая, казалось бы, мягкая и снимающая противоречия формулировка не устраивает многие развивающиеся страны – очевидно, в первую очередь те, экономическое положение которых как раз не соответствует заявленному статусу, не требующему юридических обязательств по снижению выбросов и дающему право быть реципиентом международной финансовой помощи (а не донором – в случае с развитыми странами). В связи с этим, ожидается, что противостояние поправке со стороны нефтяных арабских государств продолжится.

Особняком стоят страны с переходной экономикой, к которым относится и Беларусь, уже более 20 лет осуществляющая не нуждающийся в комментариях переход к рыночной экономике. Как известно, эта группа стран отличается активностью в отстаивании льгот для себя – отсутствия необходимости обязательного оказания финансовой и технологической помощи развивающимся странам, а также возможности самим получать международную техническую помощь. И, надо сказать, главные «активисты» коалиции переходных экономик – Украина, Беларусь и Россия – добились определенных успехов: удалось добиться согласия остальных участников переговорного процесса на получение нашими странами помощи на наращивание потенциала по противодействию изменению климата, а также убрать упоминание возможности финансирования только стран «не Приложения 1» из проекта решения по новой редакции Делийской программы работы, регулирующей активности по просвещению, информированию и участию общественности в вопросах, касающихся изменения климата.

Также Беларусь от имени группы стран с переходной экономикой представила проект решения СОР, вносящий временные ограничения (до 2020 года) по отсутствию обязательности оказания помощи развивающимся странам и призывающий оказывать такую помощь на добровольной основе (это, в первую очередь, касается России, которая уже осуществляет поддержку стран Центральной Азии).

Помимо этого еще в Дурбане удалось внести в решения СОР призыв к наиболее развитым странам в будущем оказывать помощь странам с переходной экономикой в подготовке двухгодичных отчетов о выбросах, действиях и планах по снижению, выделении средств и прочей помощи развивающимся странам, подготовка которых станет частью обязательной международной системы мониторинга, верификации и отчетности.

Ожидания от Дохи

Таким образом, ожидается, что 18-ая Конференция Сторон РКИК ООН в Дохе должна стать результативной по трем основным направлениям:

окончательное согласование условий второго периода обязательств Киотскому протокола и принятие решения КС, дающего юридический старт Киото-2;

закрытие переговорной группы по долгосрочным мерам сотрудничества (в соответствии с решением СОР17 в Дурбане) и передача результатов работы во вспомогательные органы; создание надежной основы для разработки нового всеобъемлющего соглашения к 2015 году в рамках Дурбанской платформы.

Последнее станет наиболее серьезным вызовом для переговорщиков: 2015 год наступит уже очень скоро, и повторение Копенгагенской катастрофы недопустимо – об этом вполне четко напомнил ураган Сэнди, разрушивший восточное побережье США и нанесший экономе Штатов ущерб в 30-50 млрд. долларов, которых все еще недостает в Зеленом климатическом фонде, призванном помогать тем странам, которым нечего противопоставить изменению климата.

Справка

Рамочная конвенция ООН об изменении климата, РКИК (Framework Convention on Climate Change, UN FCCC) – соглашение, подписанное более чем 180 странами мира, включая Беларусь, об общих принципах действия стран по проблеме изменения климата. Конвенция была торжественно принята на «Саммите Земли» в Рио-де-Жанейро в 1992 году и вступила в силу 21 марта 1994 года.

Киотский протокол – международный документ, принятый в 1997 году в дополнение Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Протокол ратифицирован более чем в 160 странах мира, включая государства ЕС, Китай, Японию и Россию. К 2012 году страны – участницы протокола обязались уменьшить выбросы парниковых газов в среднем на 5,2% по сравнению с 1990 годом, который принят в качестве базового уровня. Беларусь присоединилась к Киотскому протоколу Рамочной конвенции ООН об изменении климата в конце 2005 года.

Комментарии читателей: