Подписаться! Лента новостей Зеленое движение

Экология vs политика: Олег Черп о сценариях будущего, крупных экономиках и БелАЭС

Как связано сохранение климата и развитие общества, как пережить потепление на планете и чем отличилась Беларусь.
0 комментариев

Об этом на первой публичной лекции в Минске “Сценарии будущего: экология vs. Политика” рассказал профессор Олег Черп, организаторами которой выступили товарищество “Зеленая Сеть” и Летучий Университет.

Спасти климат – это не допустить потепления больше чем на 2 градуса в течение 100 лет.

В вопросе изменения климата счёт идёт на достаточно долгие строки, и по мнению профессора Олега Черпы, решающими станут следующие 100 лет.

Предсказать, что произойдёт с нами за это время, можно при помощи плана, прогноза, видения или сценария. Придерживаясь последнего способа, предпочитаемого научным сообществом, Олег Черп предложил рассмотреть несколько вариантов совместного развития климата и общества, смоделированных на компьютере:

Сценарий №1. Если мы ничего не будет делать, и развитие мира будет соответствовать теперешним тенденциям, то выбросы углекислого газа в атмосферу увеличатся, температура повысится на 3-6 градусов.

Сценарий №2. Если выбросы уменьшатся, как планируют климатологи – среднегодовая температура поднимется на 2,5 – 5 градусов. В целом на планете это будет выглядеть так: где-то среднегодовая вырастет на 15-20 градусов, а где-то на столько же упадёт. Этого вполне достаточно, чтобы некоторые территории изменились до неузнаваемости. Можно эгоистично порадоваться, что меньше прочих пострадают северные страны – Европа и северная Америка.

Чтобы колебание температуры осталось на приемлемом для нас уровне - 0-2 градуса – людям придётся принять кое-какие меры:

Где-то в конце ХХІ века, чтобы спасти климат, нам надо будет забирать углекислый газ в очень больших объёмах из атмосферы, а не выбрасывать его”, - говорит Олег Черп.

Согласно последнему проекту для ЕС, в разработке которого участвовал профессор, пиковым объём выбросов должен быть в 2020 году, после выбросы могут лишь снижаться, причём так, чтобы к середине века выйти в ноль. Если пик придётся на 2030 – достичь цели тоже можно, но надо больше сил и средств. А тем временем в последние 10 лет мы не просто увеличиваем выбросы, мы их увеличиваем на единицу валового дохода – то есть они растут быстрее, чем экономика.

“Существует масса сценариев, но все они разрушают ход истории”

Как говорят инженеры, переквалифицировавшиеся в политиков, нам нужно изменить историю”, - говорит Олег Черп о том, что делать, чтобы изменение температуры было минимальным. В разрезе энергетики, специалистом по которой он является – использовать биомассу, нефть и газ заменять на возобновляемые источники, а выбросы из оставшихся источников загрязнения поглощать.

Но в таких теориях невозможно обойтись без глобальной экономики и политики. Олег Черп:

…В мире есть четыре экономики, отвечающие за 80% того, что происходит в климате и энергетике. Можно посмотреть, что будем происходить с ними, если мы ничего не будем делать и если попытаемся спасти климат”.

Оборот торговли уменьшится, будут меньше истощаться энергоресурсы, и увеличится степень диверсификации источников энергии. Китай и Индия от этого выиграют; в Европе “и так всё будет хорошо”, потому что не так уж много импортируют энергоносителей и система диверсифицирована. А вот США - большой регион, богатый ископаемыми энергоносителями, чей экспорт очень пострадает от климатической политики.

В контексте политических инсинуаций Олег Черп вспомнил Японию, в которой атомную энергию заменили нефтью, газом и углём:

И поэтому я почти не сомневаюсь, что свои станции, которые остановили, они запустят – страна не может долго прожить, работая на нефти”.

В Японии только 1% электричества продаётся, а остальное находится под монопольным контролем. И иллюстрацией к словам “изменить историю” может быть сравнение её энергосистемы с немецкой. В Германии произошло очень большое перераспределение собственности вследствие развития возобновимой энергетики: 90% традиционной энергетики в руках 3 компаний, а 80% новой – в руках церквей, банков, кооперативов.

Существует масса сценариев, которые позволят спасти климат, но все они разрушают ход истории, в них перелом, которого мы раньше в истории не наблюдали, - говорит Олег. - И если мы хотим нарушить таким образом ход истории, то нам надо открыть глаза и честно посмотреть, почему, как, когда и какого типа изменения происходят в разных странах”.

“Понимание всего, что происходит в Беларуси, очень важно для будущего”

Беларусь к глобальной истории вопроса прикоснулась два раза – когда был Чернобыль и теперь, при строительстве АЭС в Островце – считает профессор Черп. Она одна из 50-ти стран, которые заявили, что строить будут – остальные только хотяти так уже около 15 лет.

При этом когда вы посмотрите на структуру энергетики Беларуси, понятно, почему строят атомную станцию – такого рода недиверсификацию энергетики трудно отыскать среди развитых стран”, - говорит Олег. Но с другой стороны, согласно классификации одной его студентки, Беларусь среди этих 50 стран относится к тем, которым нужно, но не могут себе позволить.

Беларусь, по мнению Олега, слишком маленькая, чтобы строить атомную станцию:

“В истории, если вы смотрите на размеры тех, кто строит АЭС, таких нет. Маленьких не только по количеству населения, но и по размеру экономики. Это дорогое удовольствие. Экономика Финляндия, которая сейчас самая маленькая, раз в 10 больше экономики Беларуси. И там постройка АЭС происходит долго, болезненно и с большими проблемами”.

И тем не менее Беларусь единственная строит свою первую станцию:

Грубо говоря, с Чернобыля ни одна страна мире не построила свой первый реактор – кроме Беларуси. Никто даже к этому не подошёл, - говорит Олег Черп. - Поэтому понимание всего, что происходит в Беларуси, очень важно для будущего. Ведь атомная энергетика будет — в меньшей или большей степени — играть свою роль”.

Видео публичной лекции в ближайшее время будет выложено на сайте Летучего Университета.

Анна Волынец

Фото Беларусский Зелёный Портал

Ранее по теме:

Комментарии читателей: