Подписаться! Лента новостей Зеленое движение Персоны

Изменить направление политики можно, поняв факторы, которыми чиновники руководствуются

Олег Черп, профессор Центрально-европейского университета, впервые выступает с публичной лекцией в Беларуси.
0 комментариев news.tut.by
Продолжение темы:

Сфера интересов ученого - энергетическая безопасность и сценарии устойчивого развития. Накануне лекции мы расспросили Олега Черпа о предсказуемости будущего, месте экологии в приоритетах чиновников и о том, можно ли прекратить войну, заняв противников совместным высаживанием деревьев.

- О чем вы планируете рассказать в своей лекции?

- О долговременных сценариях глобального развития. Какие из них более, а какие менее экологически устойчивы. Как такие сценарии можно разрабатывать, чем они отличаются. А потом - о роли различных социально-политических факторов в том, какие именно сценарии могут реализоваться.

- Иначе говоря, то, какой сценарий реализует общество, зависит не только и не столько от его экологической устойчивости, но и от политики, социологии, психологии и других факторов, лишь косвенно связанных с экологией?

- Вы не упомянули экономические и технологические факторы, которые тоже играют роль. Сценариев существует не просто много, а очень много. Сотни, если не тысячи. Чем дальше мы уходим в будущее, тем их больше. Вопросы - в том, как можно оценить вероятность того или иного сценария, как ее уменьшить или увеличить.

- Повлиять на нее?

- Проблема будущего заключается в том, что если мы его точно предсказываем, то повлиять ни на что не можем, оно нам дано. А если мы считаем, что на все можем повлиять, то ничего предсказывать не нужно, мы просто сделаем так, как захотим. Сценарии разрабатываются для того, чтобы понять, какие вещи поменять невозможно, и выделить то, что можно поменять. Это поиск промежуточного пути.

- Мы изначально исходим из того, что некоторые вещи невозможно поменять?

- Я приведу пример: рост населения Земли. В ближайшей перспективе повлиять на него очень сложно, ведь большинство людей, живущих на Земле, уже родились. В долгосрочной перспективе это реальнее. Мы говорим, что если постараться, то население Земли стабилизируется на семи миллиардах человек. А если пустить все на самотек, то оно достигнет 11 миллиардов. И за этот коридор мы выйти не можем. То же относится и ко многим инфраструктурным вопросам. Например, на строительство электростанции нужно определенное время, и ничего с этим не сделать.

- Насколько точны сценарии, описанием которых вы занимаетесь?

- Точными или неточными бывают прогнозы. Сценарии - нет. Это утверждения вида "если произойдет это, результат будет таким-то, а такого-то результата мы не добьемся, как бы ни старались". Не очень похоже на прогноз погоды на завтра, правда? Хотя и он часто оказывается неточным. В лекции я буду говорить не об одной модели, а о многих, так как у нас нет одного метода моделирования будущего.

- Какие социальные факторы влияют на экологию?

- Климат и общество связаны в основном через энергетику. То, как развивается энергетика, влияет на климат. Но в большинстве стран энергетика развивается не для того, чтобы спасти климат, а по другим законам. Один из факторов - энергетическая безопасность. Страна пытается поменять свою энергетическую систему, потому что хочет добиться независимости. Еще один серьезный фактор - экономическое развитие.

- Строительство АЭС как раз относится к факторам энергетической безопасности?

- Конечно. Эта отрасль энергетики является интересной, потому что работа АЭС не приводит к выбросу парниковых газов. Это один из вариантов сохранения климата. В то же время многие страны, которые ратуют за сохранение климата, отказываются от атомной энергетики. Возникает вопрос: почему? Что движет странами, которые выбирают те или иные технологии - атомную энергетику, ветряную…

- Война тоже является социальным фактором, влияющим на климат?

- Несколько лет назад я опубликовал книгу, которая называлась "Трансформация рисков в сотрудничестве: экология и безопасность в Восточной Европе". Она касалась Беларуси, Украины и Молдовы. Там много карт, и регионы риска на них обведены красным пунктиром. И Донбасс, и Крым, и Приднестровье были в их числе. Во всех этих регионах политические проблемы связаны с экологическими. Донбасс, несомненно, один из самых страдающих, самых загрязненных регионов бывшего Советского Союза, и без всякой войны. И, конечно, то, что там происходит, экологическую ситуацию не улучшит.

- Можно ли социальную напряженность гасить экологическими факторами?

- Очень хотелось бы, чтобы это было так, и есть много проектов, которые построены на этом. Например, сотрудничество между Израилем и Палестиной в экологической области. Считается, что об экологических проблемах люди могут договориться. Если политические противоречия происходят из того, что люди просто не понимают друг друга, то, конечно, они могут вместе посадить деревья и так начать диалог. Но если корни противоречий более глубокие, чем просто недопонимание, то в рамках экологического сотрудничества устранить их не получится. Я много работал в таких проектах. В том числе в Боснии. Обычно экологическое сотрудничество налаживается, но политических проблем это, к сожалению, не снимает. Экология может стать мостиком для начала диалога, но она не заменяет диалог.

- Насколько просто донести результаты ваших исследований до людей, от которых зависит принятие решений?

- Это хороший вопрос. Я надеюсь, что когда я буду выступать, кто-нибудь задаст его, и мы сможем об этом поговорить. В общем-то, никаких особо сложных вещей доносить не нужно. Но диалог везде происходит тяжело. И проблема не в том, что чиновники не способны или не готовы понимать экологов. К людям, находящимся у власти, поступает огромное количество информации. При этом человеческий мозг не способен учитывать более трех факторов одновременно. У гениев - пять факторов. И если вы представите себе чиновника, то я гарантирую, что экологии в числе трех факторов не будет. Ее не будет даже в пяти факторах.

- Получается, у экологов нет шансов?

- Я считаю, что единственный способ, которым экологи могут изменить направление политики - понять, какими факторами руководствуются чиновники. Это не всегда большими буквами написано в государственных документах. Экологические проблемы можно соотнести с этими факторами. К примеру, энергетическая безопасность - важный государственный приоритет. И вот мы пытаемся убеждать, что если принять такие-то меры, это не только поможет спасти климат (о чем, как мы знаем, вы совершенно не заботитесь), но и улучшит энергетическую безопасность. Или создаст рабочие места. Приходится немного хитрить, но при этом делать решение экологических проблем взаимовыгодным.

- На каких слушателей вы рассчитываете в Минске?

- Я впервые выступаю в Беларуси с лекцией, и мне тяжело представить, какой в принципе может быть круг слушателей. Я стараюсь говорить так, чтобы было интересно и понятно любому образованному человеку. С другой стороны то, что я буду рассказывать, будет не тривиально и для научных работников, которые заняты в области экологии, для аспирантов и студентов. Вам стоит прийти, если у вас есть интерес к моделям будущего, если вы задаетесь вопросами о том, какого типа энергетика будущего нам нужна, можем ли мы спасти климат, каковы важные факторы развития в области экологии энергетики на ближайшие сто лет.

- Насколько расходятся описываемые вами сценарии?

- В некоторых вещах сценарии сходятся, а в некоторых очень расходятся. Например, мы считаем, что довольно точно знаем, как будет меняться климат, если мы будем выбрасывать в атмосферу определенное количество парниковых газов. Но когда мы говорим, что мы довольно точно это знаем, мы имеем в виду, что знаем с вероятностью примерно 50%. А если вы спросите, как под влиянием глобального потепления будет меняться климат Беларуси, точно я смогу вам ответить только то, что климат поменяется. Наука пока что не готова давать более точные прогнозы такого типа.

Павел Свердлов

Ранее по теме:

Комментарии читателей: