Подписаться! Лента новостей Экожизнь Отдых и туризм

Шаблинский: Мы не стремимся к фестивалям больше, чем на 3000 человек

Хозяин хутора “Шабли” о восстановлении после пожра, роли “гастролек” в дальнейшей деятельности, итогах нынешнего фестивального сезона и планах.
1 комментарий euroradio.fm
Продолжение темы:

До конца фестивального сезона остались буквально два крупных оупэн-эйра: “Камяніца” и “Вольнае паветра”. Как владелец самой востребованной фестивальной площадки, как собственно организатор, можете ли уже подвести какие-то итоги?

Владимир Шаблинский: Что касается непосредственно хутора “Шабли”, то этот концертный сезон мы еще в прошлом году решили сделать меньшим и свести к трем мероприятиям. Открывали мы фестивалем The Beatles Shabli, который прошел отлично и по настроению, и по погоде. А если мы говорим об оупэн-эйре, то погода — краеугольный камень. Одно дело, выехать на Боровую под Минском и в случае дождя сбежать, а другое за 80 км от Минска и быть готовым к долгосрочному отдыху на открытом воздухе. The Beatles Shabli прошли отлично. В середине лета должен быть “Пикник.by”, но совместно с организаторами было решено его перенести. В итоге он отлично прошел в “Комарово Village”. Ну и 24-го августа традиционно закрываем сезон традиционным фестивалем “Вольнае Паветра”. Поэтому в “глобальном” смысле концертный сезон на хуторе “Шабли” проходит хорошо. Опять же, погода в Беларуси изменилась, стало более тепло, а это не может не радовать.

А почему вы решили отказаться от тех же “Концертов на траве”, которые уже становились своеобразным брендом?

Владимир Шаблинский: Что такое “Концерт на траве”? Под этим брендом мы собирались делать ряд небольшеньких фестивалей, но часто! То есть 2-3 раза в месяц. Но когда мы их запустили, то банально поняли, что не справляемся, да и зритель устает. Согласитесь, каким бы отличным ни было кафе рядом с домом, но каждый день ты туда не ходишь, хотя можешь и часто заглядывать. “Шабли” — хорошо, когда они редко! Плюс, концертами на хуторе занимается целая команда, сообщество “Шабли”, так сказать Shabli Crew (улыбается). Каждый занят своей работой, своей жизнью, поэтому такая ежемесячная концертная гонка для нас довольно тяжела. Поэтому и решили сосредоточиться только на крупных мероприятиях. А три фестиваля не утомляют ни зрителей, ни команду, которая их делает.

А чего не хватает хутору, чтобы наконец перешагнуть границу посещаемости в примерно три тысячи человек?

Владимир Шаблинский: А у нас нет такой задачи! Технически площадка “Шабли” способна принять и 10 и 15 тысяч человек, но зачем? Я считаю, что надо сосредотачиваться на качестве услуг! Тем, кто приезжает к нам, нужно наше внимание! По этому параметру идеальное количество людей на хуторе — до трех тысяч человек, и просто отлично, когда это человек 500. Ведь тогда всем хватает пространства, места и свободы, того, за чем все и едут на фестивали. Потому Woodstock с дешевыми билетами и 100 тысячами посетителей — это точно не про нас.

1

Только новые технологии приведут к появлкнию в Беларуси фестивалей мирового уровня Ну, а если абстрагироваться от “Шаблей”, то почему у нас нет фестивалей европейского масштаба, размаха и т.д.?

Владимир Шаблинский: Они у нас начинают формироваться! Тот же аэродром “Боровая” становится популярным местом для оупэн-эйров, технологичным местом. Те организаторы, которые работают с этой площадкой, уже знают ее возможности, знают, как устанавливать звук, чтобы он не глушил жителей Уручья и Зеленого луга и т.д. Теперь уже вопрос только в накоплении финансовых возможностей, которые повлияют на улучшение условий для зрителей. Будет больший заработок по стране, зрители будут больше отдавать на билеты на фестивали, соответственно, и организаторы сумеют больше денег вкладывать в инфраструктуру оупэн-эйра. Такой же вопрос стоит и у нас. Нам тоже надо инфраструктуру площадки выводить на современный уровень. Только новые технологии и финансовый ресурс для их применения могут привести к тому, что в Беларуси появятся фестивали мирового уровня.

Я так понимаю, что речь теперь ведется о фестивале “Мост”, но он получил немало негативных отзывов да и прошел не так массово, как планировали организаторы!

Владимир Шаблинский: Я не следил за отзывами в СМИ, в интернете, но если и были негативные, то всем понравиться невозможно и не надо! Полярные взгляды, их обсуждения и ведут в итоге к прогрессу. Организаторы фестиваля — профессиональная команда, которая услышит все высказывания и в следующий раз их уже не возникнет. Хуже, если бы всем все понравилось, ведь, скорее всего, это привело бы к еще большему застою, чем есть у нас.

Хутором Шабли вы показали белорусам, как можно делать фестивали на собственной земле. Не боитесь ли, что скоро появится еще несколько площадок и у вас будет серьезная конкуренция?

Владимир Шаблинский: Я очень надеюсь, что она начнет появляться! Иногда, в рамках советов по агротуризму я путешествую по Беларуси, встречаюсь с хозяевами агроусадеб по всей стране. У нас множество хуторов, где живут инициативные люди, но,к сожалению, они этим не занимаются. А только из конкуренции и может вырасти новый качественный продукт. Мы же, на самом деле, занимаемся деревенскими праздниками! К сожалениюэти праздники в Малом Запрудье (деревня, к которой приписан хутор “Шабли”, — прим. Еврорадио) ценятся и посещаются только жителями городов… точнее, мегаполиса Минск. В обществе существует такое разделение: местные жители с опаской посещают наши фестивали, ведь считают, что сделаны они для минчан. Я с этим сражаюсь, как могу. Но мелкие праздники небольших городов исчезли. Законодательство довольно жестоко и организация небольшенького уличного праздника односельчан сталкивается с юридическими, финансовыми и другими проблемами. Эта традиция в нашей стране исчезла, ее уничтожили столетие назад, а мы ее пытаемся восстановить.

2

В Европе фестивали окупаются за счет большого количества побочных прибылей, у нас — только за проданные билеты.

Зимой мы встречались на курсах, где немцы рассказывали об организации своих маленьких фестивалей, прижился ли европейский опыт на хуторе “Шабли”?

Владимир Шаблинский: Как раз недавно мы вернулись с этого фестиваля, он называется Haldern Pop Festival. Проходит он на нижнем Рейне, в таком же, только немецком Маленьком Запрудье. Безусловно, есть большая разница и в менталитете немцев, и в технологиях, которыми владеет Европа, и в насыщенности финансовых и технических ресурсов... Но самое главное, что мы поняли после поездки, это то, что мы движемся в правильном направлении. Там тоже люди делают деревенский праздник для себя и своего маленького города. Город Haldern насчитывает 7 тысяч жителей, поэтому организаторы фестиваля продают только 7 тысяч билетов и больше продавать не желают! По той же причине — чтобы каждому посетителю было достаточно внимания от организаторов. Им можно только аплодировать и, прежде всего, за то, что главное для них — не получение прибыли, а, скажем, чувства человека! Причем, им не важно, музыкант это группы, который на главной сцене выступает, зритель или волонтер, который собирает бумажки на площадке. Для них все присутствующее на фестивале — равны.

То есть, ваш подход к количеству посетителей получил позитивный пример! А с технической точки зрения что-нибудь заметили?

Владимир Шаблинский: Мы привезли много технических и технологичных идей. Но далеко не все они возможны у нас. Для белорусских организаторов окупаемость фестиваля в первую очередь находится в билетах. То есть, продал достаточно билетов — окупил фестиваль и, возможно, что-то заработал, нет — надо доставать деньги из собственного кармана. Это уже тридцатый фестиваль, и организаторы уже давно зарабатывают деньги на побочных вещах. Например, у них на фестивале нет пластиковой тары ни под ногами ни в мусорницах, потому что она принимается обратно. То есть, бутылка воды стоит 1.5 евро, но если ты возвращаешь пустую тару, то получаешь 50 евроцентов. У нас это отсутствует. Большое количество денег они зарабатывают на трансляциях. Фестиваль уже выведен на тот уровень, когда телеканалы хотят транслировать выступления групп в эфире. И вот большое количество этих побочных небольшеньких прибылей в общем дают им возможность окупить этот очень затратный и очень масштабный фестиваль. Вот это нам надо перенимать, но пока нам до этого далеко по всех параметрам.

3

Я горжусь пропиской в деревне Малое Запрудье и тем, что плачу налоги не в бюджет мегаполиса

Продолжая тему, возвращение “гастролек” повлияет как-то на концертную деятельность, или нет?

Владимир Шаблинский: Получать гастрольные удостоверения надо было в управлениях культуры. Отделы идеологии занимались концертами косвенно. В вправлении культуры уже знали организаторов, знали, как должны выглядеть документы, которые им приносят, были уже определенные установленные взаимоотношения. Управление идеологии теперь поставлено перед фактом, что надо получать новые знания. Надо узнавать организаторов, знать кто изн их пристойный, а с кем надо быть наготове. Вот с этим появляется много сложностей. А сам указ… если он наберет силу, надо будет смотреть.

Также надо быть готовыми к тому, что на рынке появятся иностранные компании, ведь указ открывает для них все возможности. У нас появляются новые вызовы, и мы должны быть к ним подготовлены. Ведь найти недобросовестного белорусского организатора просто, а что делать, если он с каких-нибудь Вергинских островов. Он объявит концерт известного исполнителя, распространит билеты, деньги поступят на счет на тех же Вергинских островах, но концерт так и не пройдет. А с другой стороны, мы должны быть готовы к тому, что в Беларусь придут крупные концертные прокатчики с Запада, у которых есть все необходимые технологии, огромные финансовые и другие ресурсы, и всем белорусским организаторам, независимо от формы собственности, станет чуть тяжелее работать. Но повторюсь, что это конкуренция, а соответственно, это хорошо.

А попроще ли устраивать концерты и фестивали под Воложином, имея деревенскую регистрацию?

Владимир Шаблинский: Имея опыт организации концертов по всей стране, начиная с 90-х годов, могу сказать, что люди в деревенской местности менее зацикленные и владеют большим временем. В Минске рабочий день должен быть более долгим, чтобы успеть все то, что за меньшее время может успеть бизнесмен или чиновник в маленьком городе. А если у них больше свободного времени, то соответственно больше времени они могут отдать тебе и твоим вопросам. Поэтому в Воложине все проще делается, и Воложин тут просто как пример маленького города.

4

Продажа алкоголя для меня не самое главное, сначала хочу сделать радио и телевидение “Шабли”

А еще хутор Шабли получил награду за развитие агротуризма и туризма в Воложинском районе. Дало ли это какие-то дополнительные поблажки?

Владимир Шаблинский: Диплом и обелиск стоит на полке, радует взор и все. Безусловно, радует и то, что наш скромный вклад в популяризацию Воложинского района заметили. Я искренне горжусь тем, что у меня в паспорте стоит штамп с пропиской “деревня Малое Запрудье” и я рад тому, что плачу налоги не в бюджет мегаполиса, а в бюджет района. То есть, для меня эта награда — понимание того, что моя деятельность не остается незамеченной теми, кто тут живет уже давно.

Может, благодаря этой награде легче будет получить разрешение на реализацию алкоголя?

Владимир Шаблинский: А я против крепкого алкоголя на фестивалях! Но это все регулируется законом о массовых мероприятиях, согласно какому продажа алкоголя, а сюда, к сожалению, попадает и пиво, запрещена на территории и за 500 метров от нее. Если пиво все же реализуется, то это уже поблажки со стороны государства определенным организаторам. Может, продажа пива и дала бы нам дополнительную прибыль от фестиваля, но я не делаю ставку на это. Прежде всего для меня — наращивание инфраструктуры хутора. Например, хочу сделать он-лайн-радио на хуторе, так сказать, телеканал “Шабли” (несколько экранов на которых будет транслироваться определенная картинка). Так что, пиво для меня — не самое главное.

А частная охрана вместо милиции?

Владимир Шаблинский: Время есть! Возможно, когда мы придем к 30-му фестивалю, как тот же Haldern Pop Festival, то и у нас будет работать исключительно частная охрана. А государственные органы будут представлены одной машиной на входе (улыбается).

5

Когда все уезжают мне грустно, ощущение, что что-то потерял! Как это, жить на хуторе и фактически все время готовиться к приему нескольких тысяч человек, а потом убираться за ними?

Владимир Шаблинский: Мы уже привыкли к этому, пережили это. Теперь ощущения каждый раз новые, и очень жаль, когда люди уезжают. Еще два часа назад тут ходило две тысячи человек, а теперь об этом напоминают только протоптанные тропы. Мне всегда грустно в эти моменты, ощущение, что что-то потерял. Что касается уборки, то это не сложно, ведь территорию мы убираем сами, а дальше уже подключаем службы Воложинского района.

А несколько дней постоянного шума…

Владимир Шаблинский: Ну, мы же ждем фестиваля как праздника! Мы к нему относимся так же, как и зрители! Это же возможность раз-два в год увидеться с большим количеством приятных людей. Поэтому шум, звук сцен, машин — тот адреналин, за которым все едут на фестиваль, а мы их делаем.

Ну, а местные жители?

Владимир Шаблинский: Им уже нравится! На фестивальные выходные деревня полная людей. Собираются родственники из Молодечно, из Воложина, во дворах всех жилых домов Малого Запрудья выставляются столы, у них тоже праздник. Ближе к вечеру они начинают рассаживаться по окружающим холмам и наблюдать за всем, что происходит. Так что, уже нормально все!

А раньше вопросы все же возникали?

Владимир Шаблинский: Безусловно. Вообразите деревенскую дорогу, по которой с самого утра и до вечера идет большое количество машин. Поднимается пыль, а местные люди в это время работают на огородах.Естественно, такой день отличается от любого другого дня работы в поле. Агрессии не было, но непонимание, почему именно тут все это происходит, существовало. Но теперь все понимают общее позитивное настроение всех фестивалей, понимают, что это безопасно, минчане не доставляют хлопот (такое тоже присутствует), а соответственно — теперь уже можно говорить о том, что местные жители даже довольны. Когда в нас был пожар и сгорел дом, бабушки в деревне плакали и спрашивали, не уедем ли мы. Потому я им объяснял, что дом на фестивалях был нужен только как такая гримерка для организаторов, а остальное все огнем не затронуло и все работает.

6

В одном из помещений нового дома будет музей хутора Кстати, что-нибудь изменилось или изменится после пожара?

Владимир Шаблинский: Потеря старого дома для меня и команды хутора “Шабли” — стимул ускориться и выходить на новый уровень. Мы будем строить новый дом, на том же месте но большего размера. Чтобы он соответствовал большим задачам и требованиям для проведения фестивалей и для другой агротуристической деятельности, которой мы занимаемся между фестивалями. В одном из помещений нового дома будет музей хутора “Шабли”, ведь, к сожалению, уже есть что повспоминать (улыбается).

На какой теперь стадии все?

Владимир Шаблинский: После пожара упала крыша и оставались голые обгоревшие стены. Но уже через несколько часов после появления информации о пожаре в социальных сетях, на хутор приехало много знакомых и незнакомых людей, которые начали помогать. Они пилили, собирали пепел, разбирали стены, местные приезжали на тракторах вывозили все… Я очень благодарен всем людям, которых даже не знаю, и иногда не успевал спросить имя. Абсолютно не важно, сколько они работали, 15 минут, несколько суток или уезжали после этого, но поклон им всем. В итоге, пепелище за дней пять превратилось в строительную площадку. Помимо обгоревших деревьев ничто больше не напоминает о происшествии. Теперь будем переделывать, укреплять старый фундамент и строиться.

К следующему сезону сумеете?

Владимир Шаблинский: Исходя из тех прибылей, что мы имеем, по-видимому, строительство затянется подольше. Кстати, я очень благодарен всем, кто перечисляет деньги на благотворительные счета, там уже насобиралось чуть более 19 миллионов рублей, которые пойдут на строительство. Прибыли с фестивалей, которые устраиваются на хуторе, тоже идут на строительство, ну, и мы получили страховку, которую пустим туда же. Но я не имею иллюзий, ведь старый дом мы перестраивали в течение девяти лет.

7

На нынешнем “Вольным паветры” у нас появятся био-уборные для инвалидов-колясочников, души планируем на следующий сезон

Что ждать от следующего сезона на хуторе “Шабли"?

Владимир Шаблинский: Основное время следующего лета, естественно, пойдет на строительство нового дома. Точно мы будем продолжать два крупных фестиваля: The Beatles Shabli и “Вольнае Паветра”. Следующий концертный сезон, возможно, мы вобще начнем в мае, надо будет по погоде смотреть. Даты следующего “Вольнага паветра” определяются уже теперь и, возможно, уже на выходных на самом фестивале мы их объявим. В этом году мы не проводили фестиваль “Шаманы Шаблі”, чтобы сосредоточиться на окончани реконструкции дома, который в итоге сгорел… Возможно, в следующем году мы его опять прведем, но это некоммерческий фестиваль, рассчитанный на 300-500 человек. Этот оупэн-эйр для нас очень значимый и резонансный, поэтому мы хотели бы его провести. А также попробуем вернуть бренд “Концерт на траве” и проведем несколько небольшеньких мероприятий.

Ну и что нового ждать на нынешнем “Вольным Паветры”? Появится ли что-либо принципиально новое по сравнению с тем же нынешним The Beatles Shabli?

Владимир Шаблинский: Будут две сцены, одна нижняя, большая и одна верхняя, маленькая. Звуковое давление будет идти из этих двух точек. Традиционно, будет много побочных забав, как ряды с хэнд-мэйдом, йога, капоэйра и т.д. Также из изменений: приедет доброе количество людей посмотреть на сгоревший дом (улыбается). Поэтому мы, как минимум, на стенде в качестве стенгазеты презентуем проект нового дома.

Заезжать, как и раньше, можно уже в пятницу, да?

Владимир Шаблинский: Да! Но в этот раз мы разделим кемпинг для семей с детьми и без. Традиционно, наверху температура на несколько градусов выше, поэтому туда будем селить семьи с детьми, а внизу уже будем селить остальных. Покинуть территорию хутора надо до 18-и часов в воскресенье. Также будут у нас курсировать автобусы, их логистику можно посмотреть на сайте.

Ну, и в завершение классический вопрос: Когда у нас на оупэн-эйрах появятся души?

Владимир Шаблинский: Это попробуем сделать в следующем сезоне, а теперь у нас появятся био-уборные для инвалидов-колясочников. Пока это все, что мы можем себе позволить.

8

Поподробнее о том, что будет происходить 24 августа на фестивале “Вольнае паветра”, можно узнать тут и на сайте хутора “Шабли”.
Ранее по теме:

Комментарии читателей: