Подписаться! Лента новостей Климат

Жара несет материальные потери стране и опасность для здоровья людей

Ярослав Бекиш, координатор товарищества "Зелёная сеть", рассказал о причинах аномально высоких температур в Беларуси.
0 комментариев eurobelarus.info
Продолжение темы:

Температурные рекорды, засуха, сокращенные рабочие дни, перевод цехов на ночной режим работы (практически сиеста) — все это стало почти привычным за последние недели.

Закономерность или случайность? Можно ли ожидать подобного и дальше? Об этом в разговоре корреспондента Службы информации "ЕвроБеларуси" с координатором экологического товарищества "Зелёная сеть" Ярославом Бекишем.

- К сожалению, сегодня уже с достаточной степенью вероятности можно говорить о том, что последствия глобального изменения климата уже затронули Беларусь и в дальнейшем будут только усиливаться – вопрос только в том, насколько критическими они будут. Мировой тренд роста температуры очевиден, и в Беларуси, например, нынешняя температура превысила климатическую норму на 1,1-1,2 градуса по Цельсию, и это очень много. Происходит это превышение не только за счет какой-то аномальной жары, вроде той, что мы наблюдаем последние недели в стране, но и за счет того, что, например, морозы меньше, чем обычно, период заморозков сокращается, снежный покров сходит в среднем на 2 недели раньше привычного срока – кстати, этой зимой снега практически не было, такое не заметить сложно.

В Беларуси инструментально наблюдают за метеоусловиями чуть более 130 лет. Это короткий период для того, чтобы судить о глобальных изменениях климата, но достаточный для того, чтобы понять, что происходит на сегодняшний день на территории Беларуси. И метеорологи сообщают, что за все время наблюдений последнее двадцатилетие можно назвать самым горячим периодом.

Аномальная жара стоит в ряду тех последствий изменений климата, которые участились в последнее время – это экстремальные погодные явления. Помимо жары, к ним относятся ураганы, смерчи, резкие заморозки, когда традиционно не должно быть холодно. Разрушительные тайфуны и цунами, которых, к счастью, нет в нашем регионе – тоже из их числа. Нельзя сказать, что это что-то новое: эти явления были всегда, но именно в последнее двадцатилетие их количество очень серьезно увеличилось по всему миру. И, конечно, это очень сильно бьет по национальной экономике. Разумеется, ущерб для Беларуси не сравним с многомиллиардными ущербами, характерными для последствий очередного супершторма где-нибудь в юго-восточной Азии, но тем не менее не стоит думать, что мы не почувствуем ущерб на себе.

- Один градус — как-то несерьезно и не так уж страшно звучит...

- Возможно, звучит это действительно не страшно, но на практике для мировой климатической системы один градус разницы – это очень существенно, а для некоторых стран – это вопрос жизни и смерти. Возможно, кто-то не знает, но уже достоверно известно, что из-за таяния льдов и сопутствующего повышения уровня мирового океана некоторые островные государства будут стерты с лица земли уже до конца века – их правительства уже сейчас решают вопрос с переселением своих граждан. И пострадают не только какие-то далекие острова – с нынешним трендом стоит поспешить посетить Венецию.

В мировой климатической науке и политике речь сейчас речь идет о неизбежном повышении мировой температуры в границах от 2 до 4 градусов – и поверьте, это совершенно разные вещи. Если 2 градуса в среднем по миру – это еще относительно безопасные изменения, то 4 градуса – это уже катастрофические изменения. Например, если при потеплении на 2 градуса от дефицита пресной воды серьезно пострадает Центральная Азия (если говорить о наших соседях), то при 4 – это затронет уже всех. Планетарная климатическая система не знает государственных границ, поэтому, например, если засуха затронет дождевые леса Амазонки, пострадает не только Южная Америка.

Если говорить об изменениях климата, которые мы уже видим в Беларуси – это существенное смещение агроклиматических зон. Традиционно Беларусь – это страна, где выращивают лён, причем для нас это не просто одна из сельскохозяйственных культур, это часть нашей культурной идентичности. Так вот, северная агроклиматическая зона уходит из Беларуси – это значит, что мы скоро можем лишиться возможности выращивать лен, да и остальные культуры, там, где мы привыкли это делать – и мы должны приспосабливаться, думать о том, что теперь на этой земле лучше посадить что-то другое. Это и есть одно из направлений адаптации к изменению климата.

- Зарастают озера, меняются маленькие речки — это тоже благодаря изменению климата?

- Все связано со всем — факторов очень много. Напомню, что Беларусь подверглась жесточайшему воздействию человека, называлось это все мелиорацией. Это можно сравнить с экспериментами советского времени по развороту сибирских рек. Осушить большую территорию — это чрезвычайно сильное воздействие, в том числе на локальные климатические зоны. Мелиорация — это не только осушение, мелиорационные практики еще не закончились, где-то идут работы по заболачиванию, где-то продолжают осушать, до сих пор действует очередная фаза пресловутой программы "Торф" и т. д. Так что однозначно ответить на такой вопрос попросту невозможно, нужно очень серьезно исследовать конкретный локальный регион.

Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что для климата последствия мелиорации в Беларуси – однозначно негативные. Здоровые болота и торфяники поглощают парниковые газы, ответственные за рост глобальной температуры, а деградированные – наоборот, выбрасывают.

- Вы говорили о перестройке экономики, насколько материально весомы все эти аномалии?

- Интересные данные дает Всемирный банк. Экономика Беларуси в среднем теряет около 93 миллионов долларов в год (в ценах 2005 года) по причине неблагоприятных и опасных погодных явлений.

Есть данные и по тому, какие отрасли экономики наиболее зависимы от изменения климата и подвержены рискам от аномальных погодных явлений. Сельское хозяйство, лесное хозяйство, строительство, транспорт, система энергообеспечения, здравоохранение и ряд других. Все эти отрасли требуют разработки комплекса мер адаптации к текущим изменениям климата. То есть мы уже совершенно точно знаем, что климат меняется, мы уже можем говорить о том, в какую сторону он меняется, и, по уму, мы бы должны уже разработать адаптационную стратегию, а ее до сих пор нет.

Серьезно над адаптацией к изменению климата пока работает только Министерство лесного хозяйства, все остальные отрасли делают это несистемно. Это очень рискованная, безответственная позиция. Мы теряем не только деньги, но и здоровье нации — среди населения довольно много метеозависимых людей, а последствия изменения климата дополнительно накладываются на погодные явления, вредные для таких людей, имеющих сердечно-сосудистые заболевания и чувствительных в сильной жаре. Напомню, именно сердечно-сосудистые заболевания – лидер среди причин смертности в нашей стране. "Красный крест" раздает воду, общественные организации подключаются, а Минздрав не реагирует. Может быть, хоть это аномальное лето подтолкнет правительство вернуться к разработке адаптационной стратегии.

К негативным последствиям, безусловно, следует отнести и уровень опасности пожаров, которы​​й, естественно, в разы вырастает в такую жару. Про культуру отдыха — это отдельный разговор, конечно, но курение, алкоголь, шашлыки, салюты... Отдыхающие ведут себя так, что впору ставить над каждым пожарного с огнетушителем.

Следующий очевидно опасный фактор — новые для региона инфекции и паразитарные болезни.

В заключение отмечу, что оценить влияние вот таких аномальных периодов можно только по прошествии длительного времени, десятилетий наблюдений, анализа множества показателей. И сейчас это уже сделано, точно можно сказать, что климат меняется, мы за это ответственны и что-то изменить – наша ответственность.

Ранее по теме:

Комментарии читателей: