Подписаться! Лента новостей Техносфера

Настоящее и будущее беларусских болот

На пресс-конференции Конгресса по сохранению болот, поделились новостями о развитии "болотного" вопроса.
0 комментариев bezbolot.net
Продолжение темы:

Александр Козулин, кандидат биологических наук, сотрудник НАН Беларуси

Для каждого болота у нас заранее определена схема использования. Срок документа истёк в 2010-м году. Поэтому встал вопрос о том, что необходимо разработать новую схему и одновременно новую стратегию. Что положено в основу новой стратегии, которую мы сейчас согласовываем в Беларуси? Первое – это провести "инвентаризацию". И мы одновременно делаем стратегию и проводим "инвентаризацию" болот.

Оказалось, что в Беларуси всего 862 тысячи гектаров болот осталось в естественном состоянии. В связи с этим, мы выдвигаем такое основное положение стратегии, что, начиная с утверждения новой схемы, мы больше не осушаем естественные болота.

Вы знаете, что у нас сейчас есть "Закон о мелиорации", который запрещает осушение естественных болот для сельского хозяйства, но (!) разрешает для добычи торфа. Поэтому мы сейчас пытаемся достигнуть консенсуса с "Белтопгазом" и с Министерством энергетики Беларуси, включив в стратегию такой постулат-направление, что больше естественных болот для добычи торфа мы не отводим. Все естественные болота должны охраняться каким-то образом: либо это специальная охрана, либо это особо охраняемые природные территории. Торф можно добывать только на нарушенных торфяниках, которые не подлежат экологической реабилитации. Это ранее осушенные и заброшенные лесной мелиорацией, неэффективно использующиеся сельскохозяйственные торфяники, то есть, таких мест у нас достаточно много. Одновременно делается схема всеми ведущими экспертами Беларуси в разных направлениях, в том числе представляющими "Белтопгаз", сейчас делается инвентаризация. Рассматривается каждое болото, каждое торфяное месторождение – и мы определяем направление его использования. Нужно сказать, что мы достигаем консенсуса. Сейчас будем обсуждать, как решать спорные вопросы, они всё-таки встречаются. В невосстанавливаемых болотах пусть добывают торф, а потом пусть их заболачивают.

Мы сейчас уже "сделали" три области: Брестскую, Минскую и Гродненскую. Проведена инвентаризация, определены направления использования. Сейчас следующий шаг – "сделать" три остальные области и одновременно проводить согласования уже на местном и на республиканском уровне по трём областям.

Недавно вы достигли консенсуса по заказнику "Выгонощанский". Какие проблемные территории ещё остались?

Остался открытым вопрос по "Озёрам". Сейчас мы консультируемся с Министерством природных ресурсов о том, как достигнуть консенсуса в этом вопросе. Скорее всего, будет проведёна оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). Таких территорий очень мало.

К примеру, появилась такая территория как "Выдринка" – это местный заказник в Пружанском районе. Но там упустили каким-то образом этот факт и уже отвели его под добычу торфа, а тут оказалось, что это заказник местного значения.

"Белтопгаз" после длительных дискуссий на всех уровнях сам отказался от новых территорий.

Игорь Качановский, заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси

"Докудовский" и "Выгонощанский" заказники были рассмотрены на Рамсарском совете с приглашением общественности. По "Докудовскому" внесли уже проект в правительство, и позавчера премьер-министр подписал это постановление. То есть, «реорганизация» "Докудовского" заповедника уже узаконена. Что касается "Выгонощанского", сейчас он на согласовании и я думаю, что в ближайшее время мы его также внесём в правительство. Чтобы снять лишние вопросы в правительстве, я вчера подготовил развёрнутую служебную записку премьер-министру, где показал, какая ситуация складывается с охраняемыми территориями в Республике Беларусь (какой процент болот охраняется, какой процент лесов, где запрещена хозяйственная деятельность, где она частично ограничена), чтобы вот этот баланс был в правительстве при принятии решения о создании или “реорганизации” особо охраняемых территорий.

Что подразумевает “реорганизация”? "Докудовский" и "Выгонощанский" заказники полностью войдут в Рамсарскую конвенцию или частично?

Они у нас были заложены в схему развития особо охраняемых территорий – территорий, которые были созданы несколько десятков лет назад. То есть, поменялось законодательство, и мы уже имеем к ним новый подход, учитывая новые условия создания систем ГИС и ЗИС. Мы намерены чётко обозначить границы особо охраняемых территорий, которые будут занесены в земельные кадастры. Это будет особо охраняемая территория, которая зарегистрирована как конкретная территориальная единица в местных землеустроительных документах. То есть, это первый аспект – чётко обозначить границы особо охраняемых природных территорий.

Второй аспект – Академия наук, в частности, наши специалисты внимательно проанализировали эти особо охраняемые территории: какие участки имеют до сих пор природоохранную ценность, какие утратили, а есть еще сопредельные территории, которые когда-то не были включены в особо охраняемые, но они имеют сегодня высокую природоохранную ценность. С этой стороны было подготовлено научное обоснование и, соответственно, проект постановления правительства.

Мы настаиваем на своей позиции и во многих случаях "Белтопгаз" с нами соглашается, поскольку мы находим компромиссное решение. Я думаю, в данном случае, исключения участков для добычи торфа не будет.

Ранее по теме:

Комментарии читателей: