Подписаться! Лента новостей Техносфера

"Белтопгаз" не откажется от наращивания объёмов добычи торфа

Экологи и общественность выступают против планов правительства зарабатывать лёгкие деньги на хрупких беларусских болотах
0 комментариев eurobelarus.info

Концерн "Белтопгаз" будет наращивать добычу торфа в Беларуси. Насколько это приемлемо для Водной рамочной директивы ЕС? И какая реорганизация ждет заказники "Докудовское", "Выгонощанское", "Морочно", "Святое", "Янка", "Журавлевское", "Седун" в соответствии с "Новой стратегией устойчивого использования торфяников в Беларуси"? Эти вопросы вызвали полемику на пресс-конференции в рамках Конгресса Международной рабочей группы по сохранению болот.

Экологи и общественность выступают против планов правительства Беларуси по лишению статуса части охраняемых территорий в целях развития торфяной промышленности, ведь треть птиц из Красной книги обитает преимущественно или только на болотах, не говоря уже о серьезнейшей проблеме выбросов парниковых газов с деградированных болот.

Но заявления чиновников Минприроды и НПЦ по биоресурсам НАН Беларуси не развеивают опасений.

Корреспондент Службы информации "ЕвроБеларуси" приняла участие в дискуссии с заместителем министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Игорем Качановским и заведующим сектором международного сотрудничества и научного сопровождения природоохранных конвенций НПЦ по биоресурсам НАН Беларуси Александром Козулиным.

На фото: в центре - Александр Козулин, справа - Игорь Качановский

Игорь Качановский: - Несколько дней назад принято постановление правительства по "Докудовскому". Территория заказника уменьшена значительно. Но уменьшена за счет тех участков, которые уже деградированы - попали под пожары, пройдены огнем. Они уже не представляют природоохранной ценности, поэтому не включены в территорию заказника.

Что касается "Выгонощанского", то здесь мы все свои позиции отстояли. "Белтопгаз" с нами согласился. Заказник "Выгонощанский" сохраняется в своих границах, то есть исключение участка, который первоначально хотели исключить для добычи торфа, не планируется.

По остальным заказникам проекты подготовлены и находятся на стадии согласования. Ход согласования покажет, в каком виде они уже будут представлены в правительство.

Мы настаиваем на своей позиции, на том, чтобы не исключать. И во многих случаях "Белтопгаз" с нами соглашается, поскольку мы находим компромиссное решение. И, я думаю, в данном случае исключения участков особо охраняемых территорий болот для добычи торфа не будет.

Александр Козулин: - Суть вопроса не в том, сколько гектаров сохраняется, а в том, сохранено ли то, что нужно сохранять, и как это все сохранять. Достаточно сложно вам объяснить всю эту процедуру.

Там (на обсуждении "Новой стратегии устойчивого использования торфяников в Беларуси". - ЕвроБеларусь) были собраны лучшие эксперты, которые соображают в области гидрологии болот и так далее.

Сохранить то, что осталось до сегодняшнего времени в естественном состоянии достаточно сложно. Потому что окружающая болота периферия сгорела и опустилась ниже естественной части на метр - полтора. И вот эту сгоревшую и опустившуюся часть мы отдаем для добычи торфа (описание ситуации с заказником "Докудовский". - ЕвроБеларусь). Но, благодаря этому, они (концерн "Белтопгаз". - ЕвроБеларусь) вкладывают достаточно значительные деньги в то, чтобы обгородить противофильтрационной мембраной, дамбой центральную часть, которая осталась в естественном состоянии.

Таким образом, мы привлекаем деньги торфопредприятия, чтобы сохранить естественные болота. А то, которое мы им отдаем, оно все равно бы деградировало, но еще бы потянуло за собой центральную часть. Потому что это достаточно сложный процесс.

И сейчас обсуждать это, мне кажется, ну, нет смысла! Потому что вам нужно показывать разрезы, гидрологию рассказывать…

Нужно устранить первопричину. Почему всем хочется добывать торф на верховых болотах? Зачем? Ответ только один: в Евросоюзе существует огромный рынок, который проглотит любое количество нашего торфа в виде грунтов.

Вы знаете, что сейчас у нас происходит постепенное снижение потребления торфобрикетов для энергетики. Потому что идет газификация, цементные заводы отказались от торфа как вида топлива и так далее.

Единственное, что сейчас имеет экономическую эффективность - это добыча торфа для продажи за границу в виде грунтов.

К сожалению, с одной стороны, Евросоюз и природоохранные фонды конвенций дают деньги на восстановление и сохранение болот, но, с другой стороны, ведь самом Евросоюзе существует огромный рынок этих грунтов. И единственные заводы, которые сейчас имеют большую прибыль, - те, которые продают за границу эти грунты. Поэтому им нужны вот эти естественные болота с верхним малоразложившимся слоем торфа.

И если в Евросоюзе сделают систему, подобную системе международной сертификации лесов, и установят, что добывать торф можно только на деградированных болотах, тогда никто никогда в жизни не будет добывать торф на естественном болоте. И не обязательно - сертификация. Может быть и какая-то другая система. Но ее обязательно нужно установить, потому что такая же проблема - не только у нас. В Швеции добывают торф, в Германии добывают для таких же культур, добывается и в Финляндии в огромном количестве.

И нужно остановить процесс, иначе мы все равно лишимся этих болот, пока будет вот этот огромный рынок по продаже почвенных грунтов. Это первая причина, почему мы наращиваем добычу торфа.

Ее нужно как-то систематизировать и таким образом остановить.

- Александр, вы только что сказали парадоксальную вещь, цитирую: "Нужно остановить процесс… Это первая причина, почему мы наращиваем добычу торфа". Понятно, что стране нужна валюта, но почему нельзя развивать экотуризм, а не наращивать добычу торфа?

- Пока есть рынок, торф будет добываться по-любому. В Литве будет добываться, в Эстонии и так далее.

- А что останется нашим детям и внукам, ведь мы говорим сейчас про Беларусь?

- Ну… Мы не сможем остановить. Мы уже почти остановили, грубо говоря. У нас из 800 тысяч гектаров болот, которые остались в естественном состоянии, уже 600 являются охраняемыми территориями, это очень много.

Но есть еще такие, которые не охраняются, на них еще может быть добыча торфа. Но чтобы остановить это не только у нас, в Беларуси, но и везде, нужно подумать, как прекратить добычу торфа и организовать рынок по продаже вот этого кипованного торфа.

Рынок - это все сейчас!

Ранее по теме:

Комментарии читателей: