Подписаться! Лента новостей Зеленое движение Гражданские инициативы

Дмитрий Скрыльников “Мы не идем против закона, а помогаем его соблюдать”.

Львовский эксперт поделился опытом, как проводить экологические расследования и оставаться в безопасности.
0 комментариев
Продолжение темы:

Являясь юристом по образованию и “зеленым” по своим убеждением, Дмитрий Скрыльников занимается детективными расследованиями масштабных дел, стараясь не допустить очередной экологической катастрофы в Украине. В этом материале основатель организации “Бюро экологических расследований” рассказывает Greenbelarus.info о том, как предотвратить вырубку заповедника, помешать ввозу токсичных отходов, ни от кого не зависеть и не бояться угроз.

Как образовалось “Бюро экологических расследований?” И чем вы отличаетесь от других экологических организаций?

Долгое время занимаясь правовой помощью и консультированием в эко - сфере, я осознал, насколько важна в нашем деле поддержка прессы. Часто случалось такое, что именно публикации, вызывая резонанс, влияли на ход нашей работы позитивным образом. Уже имея за плечами опыт борьбы с незаконными решениями и их воплощением, у меня с ещё несколькими единомышленниками возникла идея соединить работу юристов, экспертов и журналистов.

“Бюро экологических расследований” родилось в 2005 году, и нас, основателей и активистов, тогда было всего 4 человека. Со временем подключились журналисты, эксперты, волонтеры, с которыми мы работаем сегодня.

С момента образования организации мы решили, что не будем жить на дотации – так называемые гранты и получать средства извне. С самого начала мы существуем просто как группа единомышленников, которые работают “за идею” и на свои средства. А это значит, что у общественности, так же, как и у власти нет возможности показать пальцем и сказать: “И сколько вы на этом заработали?” Такое обстоятельство меняет дело: у нас нет врагов, и никто нас ни в чем не упрекает. Зато находится множество людей, которые предлагают помощь. Поначалу было даже забавно: знакомые отдавали нам свои чайники, компьютеры, принтеры.

Расскажите, с какого случая все началось, когда Вы сели и подумали: “ну все, процесс пошел”?

Именно в практическом смысле можно сказать что мы совместно с журналистами из дружественной организации начали свою деятельность с дела, связанного с уменьшением пощади заповедного фонда. Львовский Облсовет выпустил постановление об уменьшении заповедных территорий более чем 4 тыс. га. Эта инициатива проходила под видом “оптимизации территории”, а на самом деле это решение было пролоббировано представителями лесного хозяйства с целью рубок на данных территориях. Среди такиж объектов было и заповедное урочище “Корналовичи”, в котором охранялись древние двухсотлетние дубы. В тот момент у нас родилась идея придать эту историю огласке, ведь другого метода борьбы мы не видели. Нам удалось пробраться на территорию урочища, где вырубка уже началась, и пообщаться с лесорубами и местным населением, у которых были слёзы на глазах при виде лежащих огромных дубов, переживших не одно поколение. Назавтра это место увидели многие журналисты и чиновники области: нами был организован специальный пресс-тур. После того, как дело получило широкий резонанс и с нами вынуждены были считаться, “заказчики” вырубки начали переговоры и, в конце концов, прекратили уничтожать деревья. Тогда нам удалось спасти часть заповедной территории.

Вы ведете почти детективную деятельность. Часто ли вам угрожают?

Поскольку мы постоянно “мешаем” крупному бизнесу или властям, то такое случалось не раз. Обычно противостояние имеет три фазы: сначала предлагают договориться, потом хотят дать денег, а потом начинаются угрозы. Так вот до третьей фазы лучше не доводить, а делать все оперативно, чтобы первому посадить противника “в лужу”. Когда начинаются непосредственно угрозы, главное – быть несломным и не бояться, помнить о нашем главном инструменте – гласности.

Одно из наших расследований было связано с незаконным ввозом в Украину токсичных отходов из Венгрии, которые должны были сжечь на теплоэлектростанции. Тогда мы с телеканалом проникли на эту станцию и сделали сюжет, после чего поднялся скандал. В ходе расследования обнаружилось, что под прикрытием “альтернативного топлива для электростанции” в Украину должны были ввезти порядка 60 тыс. тонн таких отходов. В этом деле были замешаны нешуточные суммы денег, и поэтому на нас началось различного рода давление: нас пытались очернить в прессе, были попытки “договориться”, угрожали судами и прочим. Но в итоге на скамье подсудимых оказались, все же, не мы. Хотя, к сожалению, серьёзной ответственности за это преступление так и никто не понёс. В итоге, проблема легла на плечи государства (часть отходов до сих пор разбросана под открытым небом), и все убедились, что мы были правы. Всегда легче предупредить проблему, чем ликвидировать её последствия. Сейчас мы чаще работаем на опережение.

Как организована ваша работа и на какие принципы вы ориентируетесь?

Одно из наших правил – мы работаем не по людям, а по проблеме. Второе – это уже касается безопасности – не хранить информацию одному, иначе тебя попросту могут подкараулить в подъезде. Часто, чтобы обезопасить журналистов, мы берем ответственность на себя, публикуя “опасные” материалы и данные на своем сайте (он, кстати, тоже бесплатный, создан наподобие блоггерской площадки – прим.ред.).

Вообще же ныне мы существуем как некая платформа, которая обладает определенной информацией и ресурсами. Мы тесно сотрудничаем с другими организациями, иногда даже помогаем им получить финансирование под проекты, которые требуют внимания и решения.

Поскольку мы не получаем гранты, то у нас нет необходимости заниматься самопиаром. Во главе угла стоит цель: не допустить очередного экологического преступления. Мы охотно делимся информацией, которую тщательно проверяем и всегда радуемся, когда кто-то начинает работать над проблемой вместе с нами. С другой стороны, уже имея некий опыт и имя, сегодня мы сами часто оказываемся в роли экспертов и даем комментарии прессе. Возможно, это исключительно из-за удачного и громкого названия организации: Бюро экологических расследований – БЭР.

Возможно ли на Ваш взгляд возникновение подобной организации в Беларуси? Что для этого нужно?

Возможно абсолютно все. Я знаю, что в Беларуси другие законы, например, о незарегистрированных организациях. Это усложняет задачу, но не исключает подобную активность. Ведь все держится на группе энтузиастов, которые со временем привлекают новых соратников. Журналистам и волонтерам, например, такая деятельность дает опыт и новые возможности для развития. Главное – это то, что мы действуем в рамках закона, без каких-либо агрессивных протестных выпадов и даже наоборот, помогаем этот закон соблюдать.

К тому же, многие проблемы и вопросы не являются такими уж “страшными” - это может быть утилизация лампочек или электроприборов, торфопереработка и т.д. Начинать лучше с малого и уметь рассчитывать свои силы. Самое важное – это круг единомышленников и вера в то, что ты делаешь полезное дело. Все остальное приложится.

Беседовала Катерина Климко

Ранее по теме:

Комментарии читателей: