Подписаться! Лента новостей Техносфера Лесное хозяйство

Беларусские правила ведения лесного хозяйства и охраны природы

Проблемы существуют не только в законодательной сфере, но и профессиональном уровне работников.
0 комментариев birdwatch.by
Продолжение темы:

Среди различных форм охраны природы в нашей стране доминируют заказники, общая площадь которых составляет 1.107,3 тыс. га, или около 5,3 % от площади страны и 70% от площади всех особо охраняемых природных территорий (ООПТ) (не включая ПГРЭЗ). Абсолютное большинство наших заказников - это лесные или лесо-болотные территории. В процентном отношении это выглядит примерно так – доля покрытых лесом земель в различных видах ООПТ колеблется от 75% для национальных парков до 90% для Березинского заповедника. В среднем как для всех форм ООПТ, так и для заказников она составляет 79%.

Напомню читателям, что в соответствии с национальным законодательством, заказники могут быть местного значения и республиканского. Принципиальной разницей между данными двумя видами ООПТ является фактически всего лишь процедура их объявления и ликвидации. В случае с местными заказниками, решение о создании/преобразовании принимаются местными органами власти (районными, областными), в случае с республиканскими заказниками решение принимает Совет Министров.

Несмотря на то, что в соответствии со статьей 31 "Закона о ООПТ" "…объявление/преобразование заказников республиканского значения допускается как с изъятием, так и без изъятия земельных участков у землепользователей (первое осуществляются только по решению Президента Республики Беларусь)…", в отечественной природоохранной практике не существует ни одного заказника, созданного с изъятием земель у землепользователей. Учитывая вышеуказанные цифры, для абсолютного большинства наших заказников основными землепользователями являются Государственные лесохозяйственные учреждения (ГЛХУ). В связи с этим, в абсолютном большинстве случаев, степень сохранности природной среды заказников в целом почти на 80% зависит от характера лесохозяйственной деятельности, не говоря уже о степени сохранности лесных экосистем, которая на 100% зависит от характера лесохозяйственной деятельности. Согласно Лесному Кодексу Республики Беларусь, "…в лесах расположенных на особо охраняемых природных территориях, рубки леса, заготовка живицы, второстепенных лесных ресурсов и осуществление побочных лесных пользований в промысловых целях, а также иные виды лесопользования, если они не совместимы с целевым назначением этих территорий и приводят к нарушению режима их охраны и использования, запрещаются...», на что так же указывает статья 16 «Закона о ООПТ" "…лесохозяйственная и иная деятельность на особо охраняемых природных территориях осуществляется в соответствии с режимом охраны и использования указанных территорий…". На практике, даже на уровне законодательства, это выглядит несколько иначе.

1

Ни в "Законе о охране окружающей среды", ни в "Законе о ООПТ", Лесном кодексе, нет прямых указаний по ограничению того или иного вида лесохозяйственной деятельности на территории заказников. Подобные ограничения должны прописываться в Положении о ООПТ, для каждой конкретной территории отдельно. Однако на деле эти ограничения указываются далеко не всегда и не для всех территорий. Например, из 37 Республиканских заказников, созданных/преобразованных по ПОСТАНОВЛЕНИЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ от 27 декабря 2007 г. № 1833 "О республиканских заказниках", только 21 (из указанных там) имеет какие-либо ограничения по различного вида лесохозяйственной деятельности. А 16 вообще никаких ограничений не имеют, за исключением следующей формулировки "… запрещается повреждение и уничтожение древесно-кустарниковой растительности, нарушение естественного почвенного покрова, за исключением контуров сельскохозяйственных земель, выполнения лесохозяйственных работ, а также работ по охране и защите лесного фонда". Это, например, заказники "Болото Мох", "Заозерье", "Корытенский мох", Глубокое–Большое Островито", "Кривое" и др. То есть, фактически на данных территориях разрешена любая лесохозяйственная деятельность, в том числе все виды рубок. И лишь на менее чем 1/3 (12) из упомянутых 37 заказников запрещены рубки главного пользования для всей территории. Для 9 заказников указываются ограничения по отдельным видам рубок на отдельных участках. Таким образом, из 37 заказников республиканского значения реальный охранный статус, ограничивающий лесохозяйственную деятельности в худшем ее проявлении (имея в виду рубки главного пользования), имеют только треть территорий. Абсолютное большинство либо не имеет никаких ограничений по рубкам, либо эти ограничения указываются только для некоторых участков, в сумме не превышающих в среднем 10-15% от площади той или иной ООПТ. Ситуация с другими заказниками республиканского значения отнюдь не лучше. А про заказники местного значения и вовсе говорить нечего. Как выглядят рубки главного пользования, и что при этом происходит с животным и растительным миром в частности и с лесной экосистемой в целом, свидетельствуют фото.

2

Вот и получается, что площадь ООПТ у нас аж 7,6% от площади страны, однако реальным природоохранным статусом обладает менее половины от заявленной территории. А на большей части территории заказников продолжается обычная лесохозяйственная деятельность. Мягко говоря, не совсем соответствующая целям и задачам ООПТ, по крайней мере, тем которые позиционируются в первую очередь как созданные для сохранения природных экосистем и видов!

Для некоторых заказников те ограничения, что прописаны в Положении, выглядят просто насмешкой. В частности, на территории республиканского ландшафтного заказника "Красный Бор" (34.231 га), "Освейский" (27.754 га), - крупнейших лесо-болотных заказников севера Беларуси, среди прочего запрещаются сплошные рубки главного пользования. Но запрещены с одной оговоркой - кроме участков спелых и перестойных насаждений, в которых проведение постепенных и выборочных рубок по состоянию насаждений и лесорастительным условиям нецелесообразно. Во-первых, сплошные рубки главного пользования и так не проводятся в других возрастных категориях древостоев. А во-вторых, с точки зрения сохранения биоразнообразия, именно старовозрастные (спелые и перестойные) леса являются наиболее ценными. Та же ситуация в заказнике "Стронга" (площадь около 12 тыс. га).

Еще более странное и не имеющее никакого значения ограничение указывается в положении заказника "Выдрица" (17.560 га) - запрещены сплошные рубки главного пользования (РГП) с шириной лесосеки более 100 метров. То есть до 100 м разрешены. Однако в соответствии с ТКП 143-2008 ПРАВИЛА РУБОК ЛЕСА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ, в нашей стране нет РГП шириной более 100 м. То есть все РГП имеют ширину до 100 м. Вопрос: "А в чем смысл такого ограничения?" звучит риторически! Тоже самое ограничение сводит на нет смысл существования заказника "Козьянский" (26.060 га), который расположен на территории Полоцкого и Шумилинского районов Витебской области.

3

Для республиканского заказника "Налибокский" (77.540 га), который на 80% представлен лесными территориями, вообще не указывается никаких ограничений по лесохозяйственной деятельности. Уточню, последние примеры – это заказники, которые не вошли в число предыдущих 37. Этот грустный список можно было бы продолжить…

Однако, возможно мы зря так уж критически отнеслись к лесохозяйственной деятельности на ООПТ? Возможно, лесное хозяйство все же уделяет необходимое внимание сохранению биоразнообразия? Если это так, то уж в таких документах как ПРОГРАММА развития лесного хозяйства на 2007–2011 годы (Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 29.12.2006 № 1760) и ПРОГРАММА развития лесного хозяйства Республики Беларусь на 2011 – 2015 годы (Постановление Совета Министров Республики Беларусь 03.11. 2010 № 1626) это непременно должно быть отражено. В первом документе ведению лесного хозяйства на ООПТ посвящен целый раздел с одноименным названием. В соответствии с которым, в 2007–2011 планировалось осуществить следующие мероприятия:

"- совместно с Министерством природных ресурсов осуществить мероприятия по оптимизации сети особо охраняемых природных территорий (далее – ООПТ) на основе результатов ее инвентаризации с учетом сложившейся системы категорий защитности лесов и особо защитных участков лесного фонда, территорий, подлежащих специальной охране, а также требований по выполнению международных обязательств;

- обеспечить дальнейшее развитие территориальной инфраструктуры ООПТ, в том числе для организации отдыха и туризма;

- внедрить в практику лесохозяйственной деятельности эколого-безопасные методы и технологии;

- обеспечить охрану ООПТ, соблюдение на них режимов лесопользования и природоохранного законодательства.

- Дальнейшее выделение новых особо охраняемых территорий должно осуществляться с максимальным учётом экономических интересов государства и преимущественно за счет переувлажненных и заболоченных участков, представляющих наибольшую экологическую ценность."

Оценить эффективность выполнения раздела, посвященного ООПТ в ПРОГРАММЕ развития лесного хозяйства на 2007–2011 годы можно с помощью сравнения следующих показателей:

- количество заказников республиканского значения за период 2006 -12 гг уменьшилось с 99 до 85, их площадь с 936,3 тыс. га до 870,5 тыс. га.

- количество заказников местного значения уменьшилось с 414 до 261.

- общая площадь ООПТ уменьшилась с 8,3% от площади страны до 7,6%.

Думаю, данные "успехи", в которых немалая заслуга Минлесхоза, не нуждаются в дополнительном комментарии. Добавлю лишь, что в процессе работы над "Национальной стратегией развития и управления системой природоохранных территорий до 1 января 2015 г." именно со стороны Минлесхоза было наибольшее противодействие развитию (читай увеличению) площадей ООПТ. Наверно, именно поэтому в следующей Программе (ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРОГРАММА развития лесного хозяйства Республики Беларусь на 2011 – 2015 годы) раздел, посвященный ООПТ, вообще отсутствует! По-видимому, все, что надо было «оптимизировать» - оптимизировали. Однако в данном документе есть раздел, посвященный сохранению биоразнообразия. Он достаточно небольшой, так что можно процитировать его полностью. В соответствии с Госпрограммой в целях сохранения и поддержания биоразнообразия планируется: - вести лесное хозяйство на основе принципов рационального, устойчивого и не истощительного использования лесов; - увеличить площади лесов естественной регенерации за счет повышения доли несплошных рубок главного пользования; - создавать смешанные лесные культуры, увеличить долю лесных культур, создаваемых селекционным посевным и посадочным материалом; - оптимизировать лесистость в малолесных районах путем создания лесных культур на малопродуктивных землях, переданных сельскохозяйственными организациями;

- применять современную технику и технологии при выполнении лесохозяйственных мероприятий, обеспечивающие минимальное воздействие на окружающую среду.

Как видите ни о сохранении видов, ни о сохранении ценных растительных сообществ и экосистем етс, ни о мониторинге биоразнообразия в лесных экосистемах речь не идет. А общие фразы вроде "…устойчивого и не истощительного использования лесов…", "…применять современную технику и технологии… обеспечивающие минимальное воздействие на окружающую среду…" без конкретных мероприятий мало что значат.

Отдельный вопрос – уровень знаний работников лесного хозяйства, имея в виду их знания в области биоразнообразия. Знание обычных видов животных и растений, охраняемых видов, требований национального законодательства по охране природы, наконец механизмов функционирования лесных экосистем. К сожалению, эти знания, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Чтобы не быть голословным, приведу пример. Организовывая для нескольких лесхозов Брестской области презентации на тему охраны природы, заодно решил проверить их познания. Честно скажу – результаты шокировали! Тест-анкета, среди прочих, содержала следующие вопросы:

- назовите 10 видов деревьев, произрастающих в Беларуси;

- назовите 10 видов обычных птиц;

- назовите 5 видов охраняемых растений;

- назовите 5 видов охраняемых животных и т.д.

Из примерно 40 опрошенных работников лесхозов едва ли 20% смогли ответить на вопросы, указанные выше. Абсолютное большинство не могли назвать 10 видов деревьев, произрастающих в наших лесах! Не говоря уже о обычных видах птиц или охраняемых животных и растениях. Последних, в среднем, называли по 1-2 вида (включая зубра).

Трудно сказать, что в данном случае первично - несовершенство природоохранного законодательства, которое даже на ООПТ не обеспечивает сохранение биоразнообразия. Или недостатки "белоруской модели" лесохозяйственной деятельности, которая имеет односторонне-потребительский характер? Или общий низкий уровень знаний в сфере экологии и охраны природы? Однако, по мнению автора, эта проблема – проблема лесохозяйственной деятельности на ООПТ - одна из важнейших в сфере охраны природы нашей страны. И без ее решения даже создание ООПТ не обеспечивает сохранение видов и экосистем, сколь ценными для мирового сообщества и редкими они бы ни были.

Ранее по теме:

Комментарии читателей: