Подписаться! Лента новостей Зеленое движение

Зеленые миллиарды. Как заработать на деревьях с другого конца Земли

Российский стартап "Маракуйя" доказывает, что на экологии можно хорошо и честно зарабатывать.
1 комментарий slon.ru

Основателю проекта Александру Платонову уже поверили Эл Гор и крестный отец Google Джон Дорр.

В Доме актера на Арбате есть лифт, похожий на машину времени из "Гостьи из будущего", только наоборот. Заходишь в него, поднимаешься на пятый этаж – и добро пожаловать в глухие восьмидесятые с обшитыми ДВП стенами, пыльными цветами в конце коридора и полноватыми женщинами за кабинетными чаепитиями. Второй неожиданный бросок во времени происходит, когда из темного коридора попадаешь в кипенно-белый офис из четырех просторных комнат, залитый светом из панорамных окон. Офис, может, и великоват для дюжины сотрудников, зато атмосфера здесь соответствует светлым футуристическим помыслам основателей стартапа "Маракуйя".

Слова о спасении лесов или Арктики в России обычно воспринимаются как разговоры в пользу бедных. Сложно представить себе экопроект, не только полезный для природы, но еще и упрощающий жизнь, и приносящий деньги. Но как раз такой проект придумал 29-летний российский предприниматель Александр Платонов. Смысл его прост: "Маракуйя" связывает лесников, сажающих деревья своими руками, с компаниями или людьми, готовыми платить за посадку лесов. Этой идеей Платонов уже успел очаровать венчурных инвесторов из России и Кремниевой долины.

На первый взгляд, посадка деревьев – слишком уж специальный, экзотический рынок, на котором сильно не развернешься. Однако, по данным ООН, большие международные компании, озабоченные своей социальной ответственностью, сажают 2,5 миллиарда деревьев в год. Одна только Rent a Car каждый год сажает миллион деревьев. В России посадкой лесов занимаются Nestle, Dauria Aerospace и некоторые другие компании. Yves Rocher в ближайшие годы планирует посадить в России около шести миллионов деревьев (а в целом по миру – 50 млн).

1

Клиентам «Маракуйи» не нужно выезжать на места: достаточно выбрать место посадки на виртуальной карте. Фото: Елена Ширикова

Но всем этим компаниям непросто выбрать подрядчика: нет ни одного ресурса, собирающего информацию обо всех территориях, где можно и нужно сажать лес, нет эффективного способа связываться с лесниками, которые отвечают за посадки. Сегодня между компанией, желающей озеленить немного земли, и лесниками выстраивается многоступенчатая цепочка посредников. На каждой ступени цена может расти вдвое и даже больше. А значит, на деньги заказчика можно было бы посадить в несколько раз больше деревьев, если исключить из цепи лишние звенья. Именно это и взялся сделать Александр Платонов.

Древесный демпинг

Представитель любой компании и просто сознательный гражданин мира может зарегистрироваться на сайте "Маракуйи" или скачать на смартфон приложение, после чего получает доступ к карте, на которой отмечены все зоны, доступные для посадки деревьев.

Дальше происходит то, что Александр называет посадкой леса в три клика: пользователь выбирает на карте национальный парк, вводит сумму, которую хочет потратить, и нажимает кнопку "посадить".

Цены, возможные породы деревьев и доступные территории – все указывают сами лесничие. Цена складывается из ухода за территорией, покупки саженцев, посадки и пятилетнего ухода. К примеру, засадить гектар земли, на котором поместится четыре тысячи деревьев, на севере России стоит около 400 тысяч рублей.

У лесничих есть свое приложение. Запустив его на смартфоне, лесник объезжает на тракторе или обходит пешком по периметру территорию, на которой можно посадить деревья. Приложение фиксирует координаты и при подключении к сети выводит контуры нового участка на карту мира, доступную потенциальным благотворителям. Платформа "Маракуйи" обеспечивает все коммуникации между заказчиком и лесником: последний получает заказы через личный кабинет, где видит название компании и прочие детали. "Маракуйя" берет 15-процентную комиссию с каждой покупки и отвечает перед компаниями за выполнение заказа.

Удобная связь не единственное, что предлагает "Маракуйя". Компания устроила серьезный демпинг на своем рынке: посадка и пятилетний уход за одним деревом через "Маракуйю" стоит от 30 до 100 рублей, тогда как на других сайтах цена доходит до 1500 рублей за дерево. Через месяц после запуска "Маракуйи" многие конкуренты сбросили цены на порядок.

Стартап вместо банка

Александр родился и вырос в Туркменистане. После школы он подал заявку на турецкую стипендиальную программу, по которой попал в Middle East Technical University в Анкаре. "Так я получил две специальности – political science and public administration и computer science, – говорит Саша. – Потому что я уже тогда понимал, что дипломатия и политика – это хорошо, но нужно владеть чем-то прикладным. К тому же я выучил два языка, турецкий и английский, все обучение было на английском по гарвардским и стэнфордским учебникам".

В 2007 году Платонов приехал в Москву, где первое время занимался региональным развитием "Кредит Европа Банка". В 2008 году он прошел сразу через два кризиса: экономический во всем мире и собственный кризис идентичности – банковская работа оказалась смертельно скучной. "Не хватало драйва, – объясняет Александр. – Мне всегда нравились стартапы. С одной стороны, это волнительное чувство неопределенности, с другой – если дело получается, это фантастический социальный лифт, с ростом компании стремительно растут твои навыки, компетенции и положение. Конечно, было страшно, и никто из друзей мое решение не поддержал, но я собрал волю в кулак и уволился".

Жалеть о своем решении ему не пришлось. В 2009 году Саша стал заместителем директора Зворыкинского проекта – инкубатора молодежных технологических стартапов при Росмолодежи.

Работа оказалась повеселее, чем в банке: масса новых знакомств, среди которых были Стив Возняк, Ричард Брэнсон, Джимми Уэйлс и прочие знаменитости, приезжавшие с семинарами. Там и родилась идея сделать проект про деревья.

"Я с университета знал, что миссия и бизнес-модель одинаково важны, – говорит Александр. – Бизнес без идеи не может стать по-настоящему большим, у каждой богатой корпорации нового поколения в начале была идея: у Google – проиндексировать все мировые знания, Amazon начал торговать книгами, а не носками. Безос говорит, что его главное достижение в том, что люди стали больше читать. Они не просто изменили рынок, они сделали вклад в просвещение. И наоборот, на миссии без рабочей модели можно сделать фонд, но не бизнес. Поэтому я всегда думал о том и о другом".

Платонов много размышлял про экологические проблемы и проекты. Как-то он прочел статью о том, что Yves Rocher сажает миллионы деревьев в России, исследовал проблему в деталях и обнаружил, что в этой области есть что улучшить. Постепенно собирал информацию, звонил в большие компании и узнавал, как они реализуют свои экологические программы. Тогда-то и стало понятно, что есть большой рынок и большая проблема, которую можно решить. В феврале 2012 года он уволился из Зворыкинского проекта и привлек из него же нескольких единомышленников, чтобы вместе делать стартап.

Большие инвесторы для маленьких деревьев

Первое время это был бутсреп: у "Маракуйи" не было ни офиса, ни денег, и все, кроме Саши, совмещали проект с основной работой (сейчас в команде 15 человек). В октябре 2012 года "Маракуйя" начала искать инвестиции, и уже через месяц сделка с тремя инвесторами была закрыта. Борис Рябов и Михаил Чучкевич (партнеры Bright Capital) и Михаил Кокорич (экс-владелец "Техносилы" и основатель «Даурии Аэроспейс») вложили в компанию в общей сложности $450 тысяч.

"Я знал еще со Зворыкинского проекта многих инвесторов, – говорит Александр. – Нам нужен был ангел с опытом в гринтеке или клинтеке. Мы довольно быстро договорились с Кокоричем и Чучкевичем, тем более что помимо компетенций Кокорич обладает очень важным для нас ресурсом".

2

Только-только выйдя на рынок, "Маракуйя" в разы уронила цены на благотворительные лесопосадки. Фото: Елена Ширикова

Значительная составляющая проекта "Маракуйи" – это карты, то есть спутниковые снимки. Закупать их постоянно было бы слишком дорогим удовольствием, поэтому Платонов с самого начала искал стратегического инвестора, который занимался бы спутниковыми снимками с высоким разрешением (дистанционным зондированием Земли). Компания Кокорича Dauria Aerospace запускает партию небольших спутников нового поколения, которые фотографируют Землю и выкладывают снимки в базу CloudEO, доступную клиентам. Заключив сделку с владельцем CloudEO, "Маракуйя" получила льготный доступ к снимкам и защиту от подражателей.

Когда базовая версия "Маракуйи" была готова, Мария Макарова, которая в компании занимается подключением парков по всему миру, отправилась в путешествие по 25 лесничествам России – объяснять, как работает продукт. "Мы объехали почти всю страну, не дотянулись, пожалуй, только до Камчатки и Дальнего Востока, – рассказывает Мария. – И первых лесничих мы привлекали вручную: приезжали к ним, устанавливали приложение им на Android, а если у кого-то не было смартфона, дарили. Но теперь мы больше не выезжаем к лесникам, мы просто сделали открытую систему, в которой лесничий сам указывает, что и где можно посадить".

Сейчас в "Маракуйе" зарегистрировано немногим больше пятидесяти территорий; большая часть в России, около десяти – в Штатах и Канаде. Недавно появился один лесничий из Кении: он сам как-то узнал о компании и зарегистрировался. Общая площадь, доступная для посадок через приложение, сейчас составляет около 500 гектаров.

За полгода до запуска проекта Михаил Чучкевич организовал встречу для "Маракуйи" с Джоном Дорром, партнером венчурной компании Kleiner Perkins Caufield Byers. В свое время компания финансировала стартап Сергея Брина, поэтому Дорра называют крестным отцом Google. Чучкевич совместно с Дорром вложился в шесть IT-проектов.

"Дорру так понравилась наша модель, что он прямо во время встречи выбежал из офиса и привел за руку Алберта Гора, чтобы показать нашу презентацию", – говорит Александр.

"Еще Дорр при нас позвонил chief sustainability officer компании Nascar, и выяснилось, что компания платит $20 за посадку дерева, даже без ухода. Он нам и сказал, что давно мечтает о one-stop shopping сервисе, с помощью которого можно сажать деревья по всему миру".

В итоге Саша договорился с Гором и Дорром, что как только "Маракуйя" запустит полную версию продукта и появятся валидационные продажи, можно будет вернуться к разговору. "Маракуйя" запустилась в конце сентября и с тех пор организовала посадки деревьев для Nestle, Esta Construction и несколько других крупных компаний. Так что весной 2014 года Платонов намерен отправиться в Кремниевую долину за вторым раундом инвестиций, который позволит развиваться не только в России, но в США, Китае и Латинской Америке. На новые деньги Александр планирует в два с половиной раза увеличить штат, открыть офис в США и запустить маркетинговую кампанию.

Зеленый насос

По бизнес-плану, который Саша представлял в Kleiner Perkins весной, в течение ближайших трех-пяти лет "Маракуйя" должна охватить ни много ни мало 80% всех корпоративных заказов на посадки деревьев по всему миру. "Мы ведь первыми предлагаем такую услугу, – говорит он. – К тому же у нас есть мощная фора в виде партнера с собственным дистанционным зондированием Земли, это отсекает возможность появления быстрых конкурентных клонов. Судя по проекциям, которые мы делали, через три года компания должна выйти на оборот $700 миллионов в год, при условии, что мы получим второй раунд".

Помимо 15-процентной комиссии с каждой посадки, "Маракуйя" планирует зарабатывать на дополнительных платных услугах. Например, сейчас снимки обновляются раз в год, но за отдельную плату компания может увеличить частоту мониторинга. Также производители саженцев вскоре должны получить возможность представлять и рекламировать свой товар на сайте.

3

Мария Макарова объехала почти всю Россию в поисках готовых к сотрудничеству лесников. Фото: Елена Ширикова

Помимо демпинговой стоимости и простоты посадки, заказчики получают еще и пиар на пять лет вперед: лесничий ведет онлайн-страницу с названием и логотипом компании, на которой можно отследить, как растут деревья и как за ними ухаживают. Так что свою экологическую сознательность можно широко рекламировать в соцсетях, на корпоративном сайте и где угодно еще. Для лесничего же эта страница – способ находить новых заказчиков и витрина, по которой потенциальные клиенты смогут судить о его опыте и добросовестности. Если он не исполняет заказ, это сразу становится видно. В будущем году "Маракуйя" планирует также запустить систему рейтингов лесничих, а компании страховать от невыполнения заказа.

Помимо очистки воздуха, у лесов много других экономических и экологических функций, очевидных и не очень. Например, по современным представлениям, лес служит биотическим насосом, притягивая ветры и заставляя проливаться дождевые облака. Если вырубать и не восстанавливать леса, то на их месте начинаются засухи, и территория превращается в непригодную для жизни пустыню. Во многих странах лес до сих пор служит жизненно важным ресурсом. Поэтому, к примеру, Danone посадила 34 миллиона мангровых деревьев в Сенегале, чтобы поддержать местное население, которое и питается плодами этого дерева, и делает из него сувениры. Coca-Cola сажает деревья вдоль водоемов, чтобы сохранить реки и источники пресной воды. Конечно, все это маркетинг и пиар, ну и пусть, ведь выигрывают все.

Ранее по теме:

Комментарии читателей: