Подписаться! Лента новостей Экоправо Международное законодательство

Алексей Козлюк: Россия нарушает международное право

О тонкостях и подводных камнях дела Arctic Sunrise.
0 комментариев
Продолжение темы:

Нашумевшее дело Arctic Sunrise − отличный повод задуматься над спорными вопросами в морском праве. Почему Россия проигнорировала международные положения Конвенции и стала играть по своим правилам? Есть ли логика в действиях и чем грозит России правовая чехарда? Об этом рассказывает эксперт Центра правовой трансформации Lawtrend Алексей Козлюк, которому довелось изучать морское право.

В море – по всем правилам

Смешанная юрисдикция, в которой находится Арктика, потенциально способна доставить немало проблем в спорных ситуациях. Нельзя забывать, что Арктика – это зона с особым статусом, на которую действует не только Конвенция по морскому праву, но и суверенные законодательства стран, прилегающих к этой зоне, например: России, США, Дании. В арктической зоне эти государства устанавливают особый природоохранный режим и режим судоходства.

Но в целом, выход судна в море – зона действия международного права. Основной документ, регулирующий морское право − Конвенция ООН по морскому праву, к которой присоединилось 166 стран, в том числе Россия. Полномочия страны в море зависят от территориальной правового статуса зоны. "Допустим, если государство в зоне территориального моря может задерживать, судить, то в исключительной экономической зоне такие полномочия ограничены закрытым перечнем целей применения принудительных мер, − объясняет Алексей. − Второй случай мы наблюдаем как-раз в деле судна Arctic Sunrise".

У каждого государства есть определенный набор полномочий в исключительной экономической зоне. Это означает, что государство может создавать и использовать искусственные острова, установки и сооружения, что представляет собой платформа "Приразломная". Также сюда относятся морские научные исследования и защита и сохранение морской среды. Только по этим пунктам государство может применять меры к судам, находящимся в исключительной экономической зоне: досмотр, инспекция, арест, судебное разбирательство. Правда, есть еще один пунктик, согласно которому можно задерживать экипаж и судно вне своего территориального моря – пиратство, в коим РФ обвинила экипаж Arctic Sunrise.

Пираты или хулиганы?

В отношении пиратства юрисдикция любого государства одинакова: оно преследуется везде. "Собственно это и стало поводом для задержания судна, хотя это не то, чем занимались активисты Greenpeace, − комментирует Алексей. − Пиратство всегда направлено на захват судна, экипажа, груза – но ничего из этого не было. То, что говорится в официальных заявлениях российских властей, просто не выдерживает никакой критики. Как правило, все акции Greenpeace проходят публично, о них предварительно сообщается. Угроз сотрудникам "Приразломной" со стороны активистов тоже не было".

Россия продолжала вести себя странно. В соответствии с Конвенцией, при разрешении споров арестованное судно и экипаж отпускаются после того, как внесен залог, что было предпринято Нидерландами. Но правило не сработало. РФ заявила о том, что не принимает процедуру морского Трибунала, ссылаясь при этом на международное право.

"Сам инцидент произошел на расстоянии более 12 миль от берега, то есть он попадает под ограниченную юрисдикцию России как исключительная экономическая зона, − говорит Алексей. – Но Россия устанавливает также правила, в соответствии с которыми суда проходят по Северному морскому пути, а также по непонятной причине распространяет действие своего уголовного права на исключительную экономическую зону. Arctic Sunrise приплыл к "Приразломной" без разрешения России. Поэтому РФ настаивает на том, что также были нарушены правила прохода судов".

Позиция Нидерландов: Россия сделала исключение для себя, когда принимала нормы Конвенции по морскому праву. Действительно, была включена оговорка: все, что касается суверенной юрисдикции, не может рассматриваться морским Трибуналом. Но вот в гамбургском заседании уверенная в своей правоте Россия принимать участие отказалась. А спустя некоторое время Следственный комитет России переквалифицировал действие с пиратства на хулиганство. Зачем?

По словам эксперта, Россия под предлогом «пиратства» смогла захватить экипаж, а затем, переквалифицировав действия «нарушителей», попыталась применить свой Уголовный Кодекс. Здесь также есть юридические противоречия. В РФ, в отличие от Беларуси, любое заключение под стражу должно быть санкционированно судом. Суд Мурманска решил, что есть достаточные основания полагать, что эти люди могут быть виновны в пиратстве. Но после переквалификации возникает вопрос: так куда смотрел первый суд?

Однозначно, что Россия не только демонстрирует необъективность национальной правовой системы, но и нарушает свои обязательства по международному праву. Вряд ли мировое сообщество этот скандальный случай спустит на тормозах, тем более, после серьезной общественной огласки.

"Термин "пиратство" используется для того, чтобы бороться с теми, кто действует вопреки государству, хотя в этой ситуации как раз Россия ведет себя по-пиратски. − рассуждает Алексей Козлюк.− Но если нам не хватает юридических средств защиты, то всегда можно апеллировать к общественному мнению, что с успехом делает Greenpeace".

Катерина Радюк

Ранее по теме:

Комментарии читателей: