Подписаться! Лента новостей Зеленое движение Гражданские инициативы

Евгения Белякова: "О количестве арктической нефти достоверно никому не известно"

Координатор арктического проекта Greenpeace Russia Евгения Белякова рассказала о сложившейся ситуации с нефтью в Арктике
0 комментариев
Продолжение темы:

Арктику – в заповедник!

Фактически, Арктика – это последняя нетронутая человеком экосистема на планете. Один из основных механизмов формирования климата планеты, мировой кондиционер: ледяная шапка не позволяет планете перегреться. Вследствие глобального потепления, тают не только льды Арктики, но и льды Гренландии. Последние как раз и влияют на уровень повышения воды в Мировом океане. Кроме того, морские льды – основное место охоты белых медведей, популяция которых находится на грани исчезновения.

Пару лет назад в связи с таянием льдов стали появляться проекты по разработке арктических шельфов для добычи нефти и газа. Одновременно стали действовать и экологи: к примеру, Greenpeace выпустил доклад об инвестиционных рисках разработки шельфовых проектов, в который вошли экологические, социальные, экономические риски. Неизвестно, действительно ли в Арктике так много нефти, как говорят. Другой вопрос – качество – окупятся ли затраты на добычу нефти? Прописано также и то, что промышленные разработки приведут к неустойчивости арктической системы, и без того хрупкой и уязвимой. Вот уже два года как Greenpeace требует, чтобы никому не принадлежащая часть Арктики была объявлена всемирным заповедником.

Кот в мешке?

Что мы имеем сегодня? Экологов услышали. Практически все нефтедобывающие компании отказались от своих проектов, либо приостановили их реализацию. О количестве арктической нефти достоверно никому не известно – это четко проиллюстрировал случай с компанией "Кайен". На участках в Гренландии они проводили доразведку, за два года пробурили десять скважин, где нефть в товарном количестве нашлась только в двух из них. Точных сведений о количестве полезных ископаемых нет, на все требуется доразведка. Это касается и российской части Арктики, которая на сегодня остается практически неизученной местностью. Есть еще один момент, который нельзя игнорировать – проблема устранения разливов нефти.

"Добыча нефти в России – это синоним разливов нефти, − комментирует Евгения. - Около 1% от добываемой в России нефти уходит в окружающую среду в виде разливов. На данный момент в мире не существует эффективного механизма ликвидации нефтяных катастроф в ледовых условиях, максимум того, что могут современные технологии в Арктике – собрать около 13% нефти".

Тем не менее, "Газпром" и "Роснефть" не желают отказываться от лишней нефти. Для проведения самой затратной части проекта – доразведки − они приглашают своих иностранных партнеров-коллег, таким образом, экономя средства. Для реализации российских шельфовых проектов государство должно вложить огромнейшие суммы. Отнюдь не факт, что эти деньги затем возместятся за счет найденной нефти. Так стоит ли овчинка выделки? Greenpeace предлагает вложить деньги в повышение энергоэффективности, разработку существующих скважин, внедрение новых технологий по переработке нефти, развитие альтернативной энергетики. Но Россия к этим предложениям не прислушивается.

Донкихотство и театр абсурда

В прошлом году реакции со стороны властей на акцию Greenpeace не было никакой.

"Я сама находилась на этом корабле (Arctic Sunrise – прим. ред.), мы провели акцию – как обычно, без насилия, с баннерами, альпинистской палаткой для ночевок на стене, – рассказывает Евгения. – Неожиданно мы встретили довольно жесткий отпор со стороны сотрудников платформы, которые поливали активистов водой и кидались железками. В результате акция была прекращена, но ее заметили: стали активно писать в СМИ. Разговор завязался".

В этом году прореагировали власти. По словам Евгении, даже несмотря на такой исход, арктический проект продолжит свою работу: активисты будут продолжать выдвигать свои требования, обдумывать новые методы действия.

"Пока конфликт не закончен, рано делать выводы, – уверена Евгения. – Прямые акции – визитная карточка нашей организации. Не будет акций – не будет Greenpeace. Нужно быть свидетелем происходящего, ведь куда лучше рассказывать людям о происходящем будучи внутри события, а не внутри уютного офиса в компании коллег".

Что касается дела Arctic Sunrise, активистка с выводами не спешит.

"В нашем театре абсурда каждый день – премьера, - говорит Евгения. − Ясно одно: люди, которые занимаются охраной природы в таких странах, как Россия, − это большей частью Дон Кихоты, сражающиеся с ветряными мельницами. Идеи этих людей понятны далеко не всем хотя бы потому, что их ценности далеки от повседневных нужд большинства. Даже если ничего не меняется, нужно что-то делать, это скорее вопрос времени. Однажды, я надеюсь, ситуация изменится".

P.S. О том, что сейчас происходит на станции “Приразломная”, судить сложно: всю информацию предоставляет “Газпром”. На протяжении двух лет каждые полгода компания выступает в СМИ с заявлением “будем бурить”, но ничего не происходит. Очередное бурение запланировано на декабрь 2013 года.

Катерина Радюк

Ранее по теме:

Комментарии читателей: