Подписаться! Лента новостей Зеленое движение Гражданские инициативы

"Домик собачьей надежды" обрел своё постоянное место существования

В 50 километрах от Минска построили приют для собак со всеми удобствами для его "жильцов".
0 комментариев realt.onliner.by
Продолжение темы:

"Домик собачьей надежды" — под таким лирическим названием приют для бездомных собак, созданный силами нескольких девушек, существует уже почти пять лет. За это время волонтерам пришлось не раз переезжать с места на место: далеко не всех устраивало соседство двух-трех десятков веселых и дружелюбных, но очень шумных собак. В итоге, собрав солидный лающий "багаж", девушки перебрались в небольшой старый дом в деревне под Минском. А буквально две недели назад волонтеры и обитатели "Домика" отпраздновали еще одно новоселье — в 50 километрах от столицы специально для них был построен новый приют: все, как у людей, только для собак.

1

— Здание было построено совсем недавно, — рассказывает Екатерина, одна из организаторов волонтерского движения. — Оно возводилось специально под приют: талантливый архитектор, переживающая за судьбу бездомных собак и кошек, бесплатно сделала проект, все утверждалось и согласовывалось. До этого мы жили в обычном деревенском домике, бедные собаки ютились в комнатах, а тут у каждой выгул, свой вольер и большая «придомовая» территория, огороженная основательным забором, чтобы никто не смог свободно путешествовать по деревне. На все работы ушло около полутора лет, переехали только недавно, поэтому здесь еще есть над чем работать — уборка, вывоз мусора, но главное, что наши собаки живут в хороших условиях. Все построено на деньги одного человека, который выкупил землю и создал на ней настоящий "Домик собачьей надежды".

2

3

Условия в новом "Домике" и вправду отменные: подходящую температуру воздуха в помещениях обеспечивает современный котел, проведен водопровод, подключено электричество. В довольно большом помещении несколько комнат проходных, где могут отдохнуть или переодеться волонтеры, основную же территорию занимают, как и положено, собаки. Длинный освещенный коридор, по обеим сторонам которого находятся вольеры, отгороженные друг от друга стеной — именно здесь живут большие и маленькие, белоснежные и угольно-черные беспородные собаки, которые еще недавно хозяйничали на стройках, складах и мусорных полигонах. От общего прохода собачьи комнаты отделены достаточно высокой перегородкой, над которой то и дело возвышаются любопытные головы, так и ждущие, чтобы их погладили и пожалели девушки-волонтеры.

4

5

— Пока в приюте живет только 12 собак. Всего же у нас 20 вольеров, в каждом из которых "умещается" по 2—3 "друга человека". Зиму планируем пережить в таком же составе — все-таки это самое тяжелое время, а волонтеров очень не хватает. Что и говорить, ездить за город за свой счет согласны далеко не все. Да к тому же люди работают и учатся, а посещать собак в "Домике" надо каждый день. По вечерам сюда обязательно приезжают несколько волонтеров, смена в приюте длится 3—4 часа: накормить и выгулять всех животных, убрать в вольерах за меньшее время не получается. А это значит, что вернуться домой удается только к 11 вечера, позволить себе такое могут немногие. Вот и приходится пока ограничивать количество проживающих. Но, надеюсь, потом ситуация изменится, — рассказывает Екатерина.

6

Каждый день, невзирая на погоду и занятость, волонтеры ездят в приют. Все, что им нужно — это сменная одежда, немного лакомства, чтобы порадовать любимцев, и рабочие руки. А еще — огромные кастрюли с едой: каши, перемешанные с собачьими консервами и обрезью, девушки варят дома. Скоро готовить можно будет и в самом "Домике", но волонтеры убеждены — удобнее и быстрее привезти все из города. К слову, сухой корм есть в мисках всегда.

7

— Идейным вдохновителем создания приюта была, как можно догадаться, собака, — вспоминает Екатерина. — Раньше я на "Фауну города" ходила помогать и увидела там Джину. Собственно, ради нее и стала там бывать почти каждый день, потом забрала эту девочку к себе домой. А на Гурского начались перемены: старое начальство ушло, а новое не так трепетно относилось к животным, на "Фауне" стали массово усыплять собак, так как места всем не хватало. Бывало, что под усыпление попадали даже собаки, опекаемые волонтерами, которые прожили на "Фауне" несколько месяцев и были стерилизованы или кастрированы... Как можно было на это спокойно смотреть? Вот мы и решили, что надо что-то делать. Нашли с еще одной девушкой домик в Минске на улице Столетова, сняли его и перевезли туда собак. Конечно, "Фауна" для животных была не лучшим местом — почти все болели чумкой, многие умирали. Но мы старались, лечили их — приходишь на смену, а у тебя вот такая охапка шприцев: каждой собаке по три укола надо сделать и капельницу поставить.

8

Пока девушка рассказывает, с чего начинался "Домик", мимо нее то и дело пробегает, требуя свою долю внимания, большая и невероятно дружелюбная собака Дина, которая в отличие от остальных псов не живет в вольере: выбирается, как ее не запирай. "Натуральная блондинка с шикарными ушами", — шутят про нее волонтеры. Дина в приюте всего несколько месяцев, но за это время бывшая беспризорная охранница строящейся минской многоэтажки научилась понимать классические собачьи команды: "сидеть", "дай лапу", "танцуй". "Дина очень активная, любит побегать, побаловаться и всячески привлечь к себе внимание. Ей и хозяин нужен активный — тот, кто сможет, не ссылаясь на усталость, поиграть с ней. Еще Дина просто млеет от ласки, она — готовая семейная собака, ничего не надо: только люби и балуй, а она то же самое будет дарить в ответ", — рассказывает волонтер Анжела.

9

Екатерина проходит по коридору приюта, ее, как и остальных волонтеров, встречают радостным лаем счастливые и неугомонные собаки. Положив лапы на перегородку, они высовывают головы, чтобы лично поздороваться с девушками. Те, кто поменьше ростом, вынужден постоянно прыгать: хотя бы в полете успеть рассмотреть все происходящее в коридоре и узнать, долго ли ждать, когда к ним в "квартиры" придут знакомые люди. В последнем заселенном вольере живет и вовсе архидружелюбная собака Айка: она аж поскуливает от нетерпения и буквально обнимает лапами каждого, кто подходит к ней.

10

— До недавнего времени у нас был только один мальчик — белоснежный Бари. Больше стараемся не держать — кобели начинают выяснять отношения. Но тут просто не могли пройти мимо: обездвиженного несчастного Барона нашла наша волонтер Лена. Жил этот красавец, похожий на шарпея, на складе. Похоже, его кто-то сильно избил — задних ног он совсем не чувствует и не может на них опираться. Уже свозили Барошу к ветеринару, лечиться придется долго, у него еще и на спине большая рана, — переживает Екатерина.

11

12

Несмотря на все пережитое, Барон остался добрым и покладистым псом: не сопротивляется, когда волонтеры ставят капельницу, делают уколы и промывают рану. Когда ему становится совсем грустно — протягивает переднюю лапу, чтобы девушки его погладили и морально поддержали. "Разве ему место на каком-то складе — красавец, добрейший пес", — недоумевает школьница Надя.

(Увы, в понедельник Барон умер. — прим. авт.).

13

— Все собаки у нас рослые и большие, так уж получилось, — продолжает Екатерина. — Может, поэтому и не нашлось пока желающих забрать их домой. Вообще, в последнее время люди не очень охотно берут животных. Раньше по 30—40 собак в год пристраивали, а теперь хорошо если 10. А желающих попасть сюда намного больше. Сами волонтеры тоже не могут всех забрать — и так "особачены", по два-три пса у каждого живет. Единственное, что мы можем сделать для бездомных, это поставить в очередь на приют: почти каждый из нас кого-то опекает в городе, вот из всех этих собак и формируется очередь. Как только для нашей питомицы находится семья и она уезжает, ее место сразу занимает другая.

14

— Вообще, истории жизни бездомных собак одновременно и очень разные, и похожие, — рассказывает Анжела, — например, многие жили на стройке. Рабочие их прикармливают, но ровно до тех пор, пока собаки нужны. И ведь как происходит: если это девка, то пока стройка идет, она обязательно принесет приплод. Потом рабочие съезжают, а собак бросают. Да и как они там живут: человек пять, сердобольные, будут подкармливать, а еще пять ногами пинать. Тут не угадаешь. В частном секторе бездомных псов много — привозят со всех концов города, подбрасывают в надежде, что кто-нибудь да подберет. Многие люди своих, домашних собак выбрасывают или на Гурского завозят. Причем говоришь, объясняешь: ее здесь усыпят. А в ответ: усыпят, ну ладно, что ж поделаешь. И это по отношению к собакам, которые прожили в доме по многу лет. Сейчас часто от лабрадоров отказываются, просят пристроить — оказалось, что это слишком активные собаки, и люди к этому не готовы, не согласны их занимать, а не просто на поводочке возле подъезда выгулять. Порода-то "рекламная", собака красивая, а то, что от избытка энергии она может квартиру разнести, никто не думает.

15

Собаки, живущие в приюте "Домик собачьей надежды", стерилизованы и привиты. Практически все медицинские услуги, в том числе и весьма дорогостоящие, оплачивает зоозащитная организация "Эгида". Как рассказывают волонтеры, "Эгида" им помогает "по всем фронтам": талоны на операции, покупка вместительного морозильника для хранения мяса, информационная, финансовая и продуктовая поддержка. "На их же сайте размещена и информация о нашем "Домике", пожертвования распределяются и с учетом нашего приюта, а некоторые люди перечисляют деньги на счет "Эгиды", но с пометкой, что эта сумма для "Домика собачьей надежды", — пояснила Екатерина.

16

Как бы ни помогали волонтерам зоозащитные организации, приют постоянно нуждается во многих вещах: одеяла собакам на подстилки, поводки, ошейники и миски, которые питомцы регулярно грызут, любимые собачьи крупы (рис, гречка, пшено) и консервы, моющие средства, мешки для мусора на 100 литров.

— Все собаки с разными темпераментами, нередко они не уживаются между собой и нам приходится их пересаживать — искать идеальную пару для совместной жизни. И истории у них разные. Вот, например, Айка — нашли ее маленьким щенком, удалось пристроить, потом хозяйка от нее отказалась, привезла в приют не собаку, а одни кости — такая худая была.

А толстушка Люська, которая живет с подругой-близнецом, вообще в приюте с двухмесячного возраста. Скоро уже пять лет здесь отпразднует. Она всего год пожила у людей в частном доме, которые, как выяснилось, держали ее на короткой цепи и кормили заплесневелым хлебом. Когда выяснили это, сразу же забрали у таких хозяев — год растишь собаку, заботишься, а потом к ней так ужасно относятся, жалко животное.

17

Гарси тоже когда-то "удочеряли", прожила она в доме два года. А потом звонят эти "хозяева" и говорят: или забирайте, или мы ее на кольцевую вывезем и под машину бросим. Наигрались и все, не нужна стала.

18

Веда живет здесь уже почти пять лет, но за все это время так и не "акклиматизировалась" — на руки ее не возьмешь, только погладить можно. Если никто ее так и не заберет, то девочка проведет в "Домике" всю жизнь и это будет печально. Хотелось бы, чтобы у каждой собаки была любящая семья. Вообще, по поведению наших питомцев сразу видно, что они пережили: некоторые даже от взмаха руки приседают или в угол прячутся, — делится воспоминаниями Екатерина.

19

По словам волонтеров, забирают животных самые разные люди. Чаще всего это обычные семьи с детьми. А недавно приехал солидный бизнесмен на дорогой машине и выбрал собаку, в которой порода даже и не просматривалась. Теперь заботится о ней, как о ребенке. "Про характеры питомцев мы сразу рассказываем людям, да и на сайте "Эгиды" есть история каждой собаки. Выбирать-то надо под себя: кто-то торпеда, кто-то тихенький", — поясняет Анжела. Контакты всех "усыновителей" девушки-волонтеры обязательно записывают и стараются контролировать, как те справляются с новыми обязанностями. Да и прежде чем отдать животное в незнакомые руки, ведут долгие переговоры. Правда, иногда случаются "осечки", от которых никто не застрахован, и хозяева оказываются людьми ненадежными.

20

— Меня, как и всех зоозащитников, нередко упрекают: вот, мол, занимаешься проблемами животных, когда кругом страдают и голодают люди, много бездомных и больных. Но на такие выпады я всегда говорю: поймите, если человек заботится о собаках, то он не пройдет мимо ни инвалида, ни ребенка и по мере возможности будет помогать и тем, и тем. Но душа у него лежит к собакам. У нас в государстве животные наименее защищенная категория, даже нормального законодательства нет, хотя зоозащитники, консультируясь с ЖКХ, юристами и другими специалистами, разработали законопроект. А детей, бездомных и инвалидов государство все-таки поддерживает. В конце концов, это моя жизнь, и я сама буду решать, на кого тратить свои силы и энергию. Раньше на все такие возгласы, особенно в интернете, я реагировала, пыталась отписываться, а теперь даже не читаю комментарии и то же самое советую делать остальным волонтерам: все равно найдется кто-то, кто будет говорить гадости, — рассуждает Екатерина.

21

22

— Понимаете, этот позитив не сравнить ни с чем, — делится мыслями Анжела, — когда ты приезжаешь уставший или раздраженный, а тебя тут встречают бесконечно радостные и преданные существа. Да и им очень хорошо жить здесь, в деревне.

23

Волонтеры рассказывают, что место, где будет находиться новый "Домик", они искали очень долго: нужен был отдаленный хутор, чтобы не мешать соседям, более или менее жилая деревня, к которой дорогу чистили бы даже зимой, большая территория и приемлемое по цене предложение. Подходящий вариант нашелся только в 50 километрах от Минска.

24

— Хотели мы среди местных найти человека, который бы присматривал за приютом днем, когда нас нет: топил котел и собак выгуливал. Так вот выяснилось, что деревенские, которые по большей части или пьют, или в колхозе трудятся, согласны работать, но за зарплату в 5 миллионов. Откуда у нас такие деньги? А на меньшее они не согласны. Люди думают: если есть деньги построить здание, то и на это найдутся. Но они не понимают, что построил один человек, а каждый день поддерживают здесь жизнь другие. А пьяницам, которые согласны на любые условия, мы и сами не доверим смотреть за нашими собаками, — рассказывает Екатерина.

25

— Обидно, что люди так безответственно относятся к животным: непонятно, почему хозяева решают, что стерилизация вредна для собак, или что собака хотя бы один раз в жизни должна ощениться. Ну а у мужчин свое братство: как же я лишу пса его достоинства — жалко. Так и получается, что каждый год собаки рожают, а приплод девать некуда. Топить, закапывать или выкидывать малышей, разве не жалко? Странное мышление. Если для кого-то дорого сделать операцию, обратитесь к зоозащитникам, вам помогут с этим вопросом.

Или еще: устраиваем в городских парках акции, чтобы была возможность пристроить бездомных животных. Проходим кучу инстанций, собираем все разрешения, оформляем справки на собак (а одна справка стоит 80 тысяч), приезжаем в парк и видим, что вместе с нами стоит целая очередь из "нелегалов", которые принесли своих котят и щенков. Животные эти без справок, не привиты, совсем маленькие. Так и получается, что до нас, организаторов, которые потратили много денег и сил, чтобы провести мероприятие, люди просто не доходят. И, что самое удивительное, каждый раз видим одни и те же лица: люди даже не думают о том, чтобы стерилизовать свое животное, и каждые полгода появляются на наших акциях, — возмущена девушка.

26

27

Ранее по теме:

Комментарии читателей: