Распил вместо прорыва: почему в Беларуси почти не осталось спелых лесов и другие парадоксы лесного хозяйства

В Беларуси из года в год растёт объём лесозаготовок. В 2016-м он составил 15,1 млн м3 ликвидной древесины при плане в 12,5 млн м3. К 2025 году данный показатель достигнет 25 млн кубометров. То, что леса в стране заметно поредели, видно уже невооружённым взглядом и даже самым неискушённым. Зелёный портал продолжает разбираться, что не так в отечественном лесном хозяйстве и есть ли альтернативы тотальной вырубке.

10.05.2017 Эксперт Аўтар: Дмитрий Воинов Фота: Дмитрий Воинов

 

Секреты предков

Как наши прадеды строили избы, и почему они стояли по 200 и более лет, когда дома послевоенной постройки уже повсеместно прогнили и нуждаются в сносе? Ведь дерево использовалось одно и то же — сосна.

Здесь есть два секрета:

  1. В нормальных странах сосну рубят круглый год только на дрова (или летние рубки вообще запрещены), а для строительства и поделок — лишь зимой, в невегетативный период, когда нет сокодвижения. Зимняя древесина не пропитана жизненными соками, так как дерево подготовилось к сильным морозам, и не образует морозобойных трещин. Сосна зимней заготовки не так быстро синеет и портится как летняя.
     
  2. Прадеды отбирали для строительства деревья только на северных склонах, где условия для роста более суровы и годовые кольца расположены гораздо гуще, чем у обычной боровой сосны.

Оба эти пункта касаются и ели.

С северного склона

 

Лесозаготовка в наши дни

Как отбирается древесина сейчас, известно всем: по плану, весь год, и планы растут от достигнутого.

Достигнутого в лесозаготовке, а не в лесовосстановлении!

На этом выросло уже не одно поколение руководителей лесной промышленности, и по-другому они просто не могут думать.

Естественно, что при таком подходе:

  • Спелых лесов в Беларуси практически не осталось. Поэтому Минлесхоз ставил вопрос о переводе приспевающей древесины в рубки основного пользования для поддержания лесоперерабатывающей промышленности сырьём. Теперь заготавливают средневозрастную сосну.
  • Говорить о качестве сырья для строительства и поделок, которое заготовлено летом, не приходится. Но на это никто не смотрит, главное — цифры, цифры. А посиневшее барахло порубим на щепу.

Понятно, что итоговая продуктивность лесопокрытых площадей от всего этого катастрофически падает, а именно такая продуктивность и является основным показателем развития лесного хозяйства страны.

Продуктивность лесов в Беларуси примерно в 50 раз ниже, чем в скандинавских странах.

Пересмотра возраста спелости Минлесхозу оказалось мало. Пришлось лоббировать изменение водоохранного законодательства.

Водоохранная зона вдоль рек сократилась с 800 до 400 метров, а вдоль ручьёв и каналов осталось и того меньше.

Сейчас идёт активное освоение именно этих территорий. Неразумные рубки вкупе с неграмотным использованием удобрений и ядов в сельском хозяйстве приводят к неуклонному уменьшению содержания кислорода в водоёмах и «неудачным» зимам, когда подо льдом гибнет вся рыба. И такие явления будут происходить всё чаще.

Несколько лет назад я предлагал создать систему независимого мониторинга содержания кислорода в основных водотоках и водоёмах Беларуси с общей интерактивной онлайн-картой на основе информации, поступающей от энтузиастов, которым выдали тестеры. Если бы идея нашла тогда поддержку, сейчас мы имели бы совершенно иную картину. Но о рыбе нужен отдельный разговор, в следующий раз.

 

На щепу — молодые леса

Ещё один парадокс нашего лесного хозяйства: для обеспечения новомодных котельных на «возобновляемых видах топлива» требуется щепа. В дробилки идёт далеко не хлам, так как нужны большие объёмы. Поэтому рубят молодые леса, «облагораживают» кладбища и скверы, уничтожают ветрозащитные полосы. И в то же время на рубках основного пользования остаётся огромное количество ликвидной массы в виде обрезков кроны: наши «светлые головы» просто не подумали, что нужны дробилки бункерного типа.

Рубка переформирования. Это считается уходом

Зато лет 10 назад додумались отказаться и разбазарить линии по переработке тонкомерной древесины в поддонную доску, которая влёт шла на экспорт при хорошей добавленной стоимости.

 

Промышленные рубки вместо рубок ухода

Давно, как аксиома, принят постулат: лес нуждается в рубках ухода. Иначе возрастает пожароопасность. Не будем с этим спорить, хотя возражений у экологов масса. Вопрос в другом: как сейчас извращено понятие ухода. Уход практически превратился в промышленную добычу древесины в обход лесной биржи.

Промсклад тонкомера с рубки ухода. Древесина здоровая, ровная, без изъянов

Именно за счёт этого лесхозы и живут. Государство не получает от продажи делянок ни копейки, а лесхоз имеет товарную древесину. Более того, когда «ухоженная» делянка достигнет возраста рубки, её стоимость будет гораздо ниже из-за малой ликвидной массы оставшегося древостоя.

Суперуход. Есть, где разгуляться ветру и вырасти малине

Суперуход-2

Суперуход-3

Чрезмерное прореживание леса ослабляет его ветроустойчивость, особенно на первый-второй год после резки. В результате последствия ураганов становятся всё более «рекордными».

Рубка переформирования-2

Рубка переформирования-2. То же место после первого сильного ветра. 300 метров от реки

Если Минлесхоз не остановить в «неустанной заботе о лесе», то можно ожидать много новых «рекордов»: тут тот же принцип «от достигнутого».

И опять министр лесного хозяйства будет просить у президента увеличить экспортные квоты необработанной круглой древесины в связи с форс-мажором. И получит это разрешение, но продолжит «уход». То есть параллельно будет идти авральная разборка ветроломов и плановая заготовка балансов по всей стране с «ухода».

Добавлю, что прореживание я наблюдаю не реже, чем раз в 10 лет! И каждые 10 лет оставшиеся деревья получают травмы при валке и вытрелёвке.

Повреждение деревьев при уходе

 

Лесопереработка: огромный вклад и ничтожный выхлоп

Теперь о лесопереработке. Я много раз говорил и писал, что постоянное увеличение плана экспорта возможно только с регулярным и опережающим увеличением добавленной стоимости продукции.

То есть нужно отказаться от экспорта круглой древесины, нужно её перерабатывать в более сложные товары с другим кодом товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности.

Именно так и поступили. Но новый товар получился «сверхтехнологичным»: кругляк дробят на щепу и дают об этом победные реляции (перерабатываем!). Вот только не знаю, какой смайлик ставить после этой фразы: улыбку или слёзы?

В лесопереработку государство вложило огромные деньги. Но как-то так получилось, что кроме корявой строительной столярки ничего в изобилии не получается. Её мажут для показухи антисептиками, а она всё равно гниёт. Про антисептическое автоклавирование древесины, которое даёт реальную защиту от гниения, слышали лишь в 3-4 местах страны, хотя это древняя технология. Про модифицированную древесину тоже слышали. Что это материал XXI века, «дышащий», легко обрабатывается, не коробится, не гниёт, не набухает, с гарантией на 500 лет, знают лишь немногие «светлые головы» в кабинетах. Ну и бог с ней, с этой модификацией, это же напрягать мозг нужно...

 

Как спасти беларусские леса от вырубки

А ведь на вложенные из бюджета деньги можно было бы взять оборудование для производства калиброванного модифицированного бруса. Уходил бы со свистом.

При этом вырос бы и экспорт в денежном выражении, и лесов нужно было бы рубить намного меньше. Они успевали бы достигнуть спелости, лесопокрытые площади стали бы значительно продуктивней.

Это был бы прорыв, но получился распил. А крайними в итоге оказались наша природа и люди: народ до сих пор ставит окна из ПВХ, изготовленные на б/у линиях, которые стали не востребованы и проданы из Европы. И задыхаются потом беларусы в квартирах-термосах. Они даже не в курсе, что такое модифицированная древесина.

А что будет дальше? Невозможно всё время увеличивать план, отталкиваясь от достигнутого. Будет опять ветерок, будет «рекорд», и будет, как в песне: «Степь да степь кругом, путь далёк лежит»... Через всю страну...

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 10.05.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.